Сеймчанские каникулы


ПЕРВАЯ СМЕНА

В Сеймчан, о котором знал только из книг, статей и кадров новостных хроник, первый раз я приехал в командировку от моей новой работы в Магаданском областном комитете комсомола. Это был конец мая 1989 года, и мне предстояла поездка на заседание пленума или конференцию, не помню, как точно, Среднеканского райкома комсомола.

С малолетства, во многом - благодаря моим родителям, я узнал многие районы центральной Колымы. Мое детское лето проходило в поселках Ягодное и Дебин.

К окончанию в 1986 г. Магаданского государственного педагогического института я исколесил не только центральную Колыму, но и ряд районов Чукотки. Тогда это была единая территория Магаданской области. Поэтому командировку в Сеймчан я, помимо рабочих вопросов, воспринял, как возможность пополнить свои представления и знания о нашем регионе.

Аэропорт Сокол, самолет Ан-24, час полета - и вот уже исторический аэропорт Сеймчана.

В институте, будучи студентом исторического факультета, я много читал о легендарном маршруте АлСиб в годы Великой Отечественной войны, по которому доставлялись американские самолеты из Аляски в Сибирь и далее, на фронт.

Сеймчан был одним из основных аэродромов всего маршрута АлСиб, обеспечивающих эти перелеты.

Сеймчанские каникулы

Сеймчанские каникулы

Сеймчанские каникулы

Встречал меня молодой человек лет на пять старше меня – первый секретарь райкома комсомола Павел Бобко. Мне всегда импонировали люди с острым чувством юмора, таким оказался и Павел. Позже, когда мы были уже в иных статусах, много лет приятельствовали.

Павел разместил меня в гостинице на улице Лазовская. Сейчас пятиэтажно жилое здание, где располагалась гостиница - не жилое, и выглядит, как после военных действий. Как и многие другие – увы, таковы приметы современных нам реалий.

Павел показал мне, где на следующий день состоится районное комсомольское мероприятие, и удалился.

Сеймчанские каникулы

Предоставленный сам себе, остаток дня я с удовольствием бродил по Сеймчану. Любовался свежей зеленью, которой еще не было в Магадане, радовался по-настоящему теплой летней погоде, которая на побережье в Магадане, в отличие от глубинки Колымы с ее резко-континентальным климатом, бывает редко. Красивый поселок, сделал для себя вывод, – практически небольшой город с населением почти в 10 тысяч жителей.

Сеймчанские каникулы

Сеймчанские каникулы

Сеймчанские каникулы

Сеймчанские каникулы

Сеймчанские каникулы

К вечеру я набрел на Сеймчанский пляж.

Сеймчанские каникулы

Сеймчанские каникулы

Сеймчанка – необыкновенно красивая река, считанные километры вниз по течению -
и вы на реке Колыма.

Сеймчанские каникулы

На закате тополя выглядели, как мачты. В Магадане таких знойных температур воздуха
и такой роскошной зелени нет, тем более - на исходе календарной весны. Сеймчан не зажат сопками, как иные поселки Колымы, и от этого - простор для глаз. Таких долин ни до, ни после этого я никогда не встречал на нашей территории.

На следующий день комсомольское мероприятие, что называется, прошло в штатном режиме. Завтра на самолет, и - в Магадан. Но, к моему удовольствию, моя поездка в это по-своему интересное место продлилась еще на три дня.

Относительно большое население поселка, начало отпускной поры для сеймчанцев и всего один авиарейс на Магадан в день продлили моё первое знакомство с этим прекрасным местом. Тогда Сеймчан располагался, в некотором смысле, «на острове».

Попасть в Сеймчан дорожным транспортом, не переправившись через Колыму в районе поселка Усть-Среднекан, - невозможно. В те годы мост через Колыму еще не был построен, и действовала только паромная переправа. А она по разным причинам не всегда работала.

Помню, летом 1993 мы с коллегами на автомобиле должны были в одну командировку объехать три района – Среднеканский, Ягоднинский, Сусуманский. Так вот тогда Колыма не пустила нас в Сеймчан, и мы, постояв некоторое время в раздумьях на берегу главной реки территории, были вынуждены сразу, минуя Сеймчан, отправиться в Ягоднинский и Сусуманский районы.


ВТОРАЯ СМЕНА
В январе 1992 года я перешел работать в аппарат администрации Магаданской области. Уже не было ни комсомола, ни компартии, да и той страны, в которой мы выросли, тоже не стало.

Моя аппаратная работа во многом была связана с нахлынувшей гуманитарной помощью из США, и не только. С американцами, японцами, финнами приходилось колесить по всей Магаданской области и уже самостийной к тому времени Чукотке. Не стану здесь давать оценки целесообразности западной «гуманитарки», да и самих иностранных визитеров за глаза мы называли «пионами», но - что было, то было.

Одной из таких международных организаций, посредством которой шла гуманитарная помощь (не только в Россию) была и американская Католическая служба милосердия.
Прошло без малого 20 лет, но я до сих пор помню имена этих волонтеров – Марк, Дэн и студентка Катя Саутер.

Летом 1993 года у Кати от ее руководства было задание посетить Среднеканский район. Конечно, сопровождать ее в Сеймчан вызвался я. С тоглашним главой района Петром Ивановичем Лисецким у меня сложились хорошие отношения, я запомнил его харизматичнейшей личностью, интересным и умным собеседником. Позднее, в 1994 году Петр Иванович Лисецкий был избран Председателем Магаданской областной Думы первого созыва.

Сеймчанские каникулы

К обеду выехали из Магадана на служебной «Волге». К вечеру уже в Сеймчане. Разместились все в той же гостинице на Лазовской, где я останавливался в первый свой приезд в 1989 г. Только вот люксовый номер мне, естественно, пришлось уступить Кате. Но - ничего, меня в Сеймчане при любых обстоятельствах всегда хорошо принимали.

Задача командировки была предельно проста – показать представителю международной гуманитарной миссии быт и обеспеченность коренных народов Севера.

Июльским, солнечным утром на вертолете в сопровождении главы района мы вылетели в одно из оленеводческих стойбищ. Тогда еще они не до конца развалились. Для американки – экзотика, для меня - очередная возможность побывать там, где все успокаивает, и собственные неприятности и проблемы как-то отступают на второй план. К тому же всё - как в сказке: стойбище, олени, жилища, покрытые оленьими шкурами, на огне варится мясо. Романтика…

Особенно мне понравилось вяленое оленье мясо. Я впервые его тогда попробовал. Сейчас только один человек из близких знает, что для меня вяленая сохатина или оленина – деликатес. Катя же тогда на меня, с аппетитом жующего мясо, смотрела, как на дикаря, сама она деликатно от него отказалась. Но, тем не менее все, что мы должны были сделать в этой «экскурсии», мы выполнили, оставив несколько ящиков с американскими консервами оленеводам.

На обратном пути П.И. Лисецкий попросил экипаж залететь на Кобальтовый рудник «Каньон». Это был подарок скорее для меня. Как могли, я и Петр Иванович через переводчика рассказали Кате, что это за место. И что такое лагерь-рудник в те времена.
Да и сама она многое увидела. Название лагеря – «Каньон», – вполне соответствовало его месторасположению: зажатый с двух сторон высокими и крутыми сопками, он выглядел мрачным, несмотря на благоухающую природу.

В 1993 году, когда мы там были, этот лагерь-рудник и вся его производственная инфраструктура хорошо сохранилась. Ощущение такое, что люди покинули это зловещее место только что, а не 40 лет назад. Зловещий музей под открытым небом.

Так получилось, что с конца 1996 по 2004 год по ряду причин, в основном профессиональных, я не был в Сеймчане, да и в других районах бывал эпизодически. Что там и как, узнавал только из средств массовой информации и рассказов друзей, проживавших там.

ТРЕТЬЯ СМЕНА
В мае 2002 года, уже в качестве руководителя одного из подразделений областной службы занятости, я был вынужден пойти на очередное совещание. К тому времени всякого рода «заседаловками» был «сыт по горло», да и пятница, по-магадански погожий теплый день не располагал к «совещаловке», но корпоративная этика...

С опозданием зашел в зал, где уже что-то обсуждали. Отдельно от прочих приглашенных, за большим овальным столом, расположился директорский корпус районных подразделений, и среди них была Она. Та самая, из моего лыжного детства, когда я болел за «наших» по телевизионной трансляции Зимних олимпийских игр в Саппоро 1972 года. Норвежские и шведские лыжницы были какими-то иными. Эти скандинавки как-то отличались, выглядели иначе, чем наши, поражали воображение. И вот много лет спустя я увидел перед собой тот же типаж.

Она была из Сеймчана. С неё и начался мой последний период «сеймчанской» жизни. Это единственный человек, которому я при всем моем не самом лучшем характере никогда не мог возразить. Она - мой мотиватор во всем. Благодаря ей, я через много лет опять встал на лыжи и коньки зимой, гоняю на велосипеде летом.

Со временем я стал чаще бывать в Сеймчане. Поселок стал, конечно, другим, меньше, что ли. Да и численность населения, по сравнению с моим первым приездом, уменьшилась в пять раз. Не буду идеализировать Сеймчан, и все, что с ним связано, но то, что он вызывает какой-то магический интерес и желание вернуться туда снова и снова - это факт.

Сеймчанские каникулы

Сеймчанские каникулы

Сеймчанские каникулы

Сеймчанские каникулы

Сеймчанские каникулы

Зимой в Сеймчане быть может не так комфортно по ощущениям, нет тепла и зелени, но по своему красиво.

Сеймчанские каникулы

Сеймчанские каникулы

Сеймчанские каникулы

К 2018 году у нас появилось собственное авто. Не какой-то плюшевый подержанный японец, а полноценный, наш УАЗ 3153. Здесь надо сказать, что я лет десять практически не «вылезал» из-за руля и личных японок и, нарушая определенные запреты, садился за руль служебной «Волги» во время командировок в районы Колымы. Всегда любил рулить. Сам объехал за рулем все колымские трассы кроме маршрута от пос. Лориковое до Сеймчана. Но так случилось, что после насыщенной жизни с авто, вот уже 17 лет, как осознанно стал пешеходом.

А тут – Мустанг, цвета мурена. Да еще именно та модель УАЗа, которую очень давно хотел. Но наши желания это одно, а практика - совсем иное. К тому же машина хоть и в хорошем состоянии, но 7 лет на консервации давали о. себе знать. Сеймчан. Знакомых мало. Автосервиса нет. Засел за изучение матчасти УАЗа, дело, конечно, полезное, но очень много «но». И едет не так, как должна, и тормозит не очень. Словом, «погнал» я авто в Магадан, искать лучшей доли для него.

Нашел спецов, что-то поменяли, что-то настроили. Потратил приличные деньги. Плюс затраты на топливо при перегоне в 1000 км. Возвращаюсь обратно, и чем ближе к заветному Сеймчану, тем больше вопросов к машине. Нет, она едет, но не так, как должна. Решили - ладно, этот летний сезон как-то докатаемся по сеймчанским окрестностям, а на следующий год будем уже что-то думать.

Тот мой отпуск в 2019 году подходил к окончанию. Через пару дней - в Магадан. Машина остается у неё, она рвется сесть за руль. Конечно, я волновался, как там все будет без меня дальше. Уверенности в надежности УАЗа не было.

И вот тут, как всегда, помог случай. Дело в том, что я каждый день приходил по тем или другим причинам к ней на работу, сказалась моя прежняя работа в службе занятости. Во дворе часто встречал высокого (по сравнению с моим ростом) товарища, который все время что-то убирал, что-то прикручивал, постоянно чем-то был занят. Я всегда кивал ему вместо дежурного приветствия и шел далее. В какой-то из дней он меня остановил, заговорил, похвалил мой сеймчанский загар, и на этом мы вежливо расстались. Кто он, что он я не знал.

Через непродолжительного времени выяснилось, кем был тот незнакомец. Еще через полчаса мы были в его гараже. Познакомились, я рассказал, какие у меня были вопросы по машине, а еще через час, под анекдоты и разговоры, все проблемы с машиной были устранены. Вот так появился в моей сеймчанской жизни Павел Иванович, который может разобрать и собрать УАЗ, что называется, с закрытыми глазами.

Сеймчанские каникулы

Расхожая фраза, что автомобиль - это не роскошь, а средство передвижение, дающее ощущение свободы, в местах, о которых я пишу, приобретает особое значение. Благодаря машине я открыл для себя еще несколько интересных для меня мест Сеймчана.
Надеюсь их еще будет множество, связанных с путешествиями, рыбалками, сплавами по рекам и познавательными местами, коих на сеймчанских просторах множество.

Сеймчанские каникулы

Сеймчанские каникулы

Сеймчанские каникулы

Сеймчанские каникулы

Сеймчанские каникулы

Сеймчанские каникулы

Сеймчанские каникулы

В сегодняшней публикации я осознанно ушел от острых тем этой территории. О том, что будет здесь с людьми, есть ли у них перспектива, будут ли они вобще нормально жить на этой земле, и будет ли здесь сама жизнь. Кто знает меня много лет, и знает, о чем я всегда писал, весьма удивятся, прочитав эти записки. В них никто из властных структур и конформистов из среды журналистов не пострадали.

Ведь это же – каникулы, сеймчанские каникулы!

Андрей Водолажский-Колесников
Внимание! Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация Комментировать статьи на нашем сайте возможно только в течении 10 дней со дня публикации.

Вопрос недели

В региональное отделение ОНФ поступают звонки магаданцев о том, что в их платежках от управляющих организаций появился ещё один получатель средств: ООО «Расчетно-кассовый центр».

Эксперты ОНФ предупреждают жителей, что одностороннее изменение условий оплаты со стороны УО «РЭУ 3» и ООО «Любимый город наш», любых иных УО противоречит законодательству.
Кроме того, на сегодня нет достоверных подтверждений того, что ООО «РКЦ» прошёл установленную законом процедуру регистрации.
Свои рекомендации жителям о том, что делать в этой ситуации, эксперты регионального отделения направят в СМИ в ближайшее время.