Ленина,16 в июне 2020 года. Правительство Магаданской области предпринимает очередную попытку обойти закон. И переложить ответственность на горожан


Ленина,16 в июне 2020 года. Правительство Магаданской области предпринимает очередную попытку обойти закон. И переложить ответственность на горожан.
Что не так с общественным советом и слушаниями

16 июня правительство области отчиталось в бюджетных СМИ о заседании общественного совета по проблемам сталинки по Ленина, 16 в историческом центре Магадана. Поводом стало получение государственных экспертиз, одной из которых дом признан памятником архитектуры, второй – памятником в формате «достопримечательного места».

Мероприятие прошло в здании регионального правительства под председательством заместителя губернатора Ю. Бодяева. На него были приглашены собственники, присутствовал также представитель собственника. В состав того, что было названо заседанием общественного совета, вошли чиновники правительства и мэрии: зам губернатора Ю. Бодяев, руководитель управления архитектуры и градостроительства Магаданской области - главный архитектор Магаданской области Н. Довгань, начальник отдела по охране объектов культурного наследия Правительства Магаданской области
В. Юферева и главный специалист этого же отдела И. Христолюбова; зам мэра Магадана Ю. Казетов, В. Троицкий. То есть, 6 чиновников.

В силу зависимости от органов власти, получения ими средств из бюджета на свое содержание, к условным общественникам можно отнести директора музея Вадима Козина – составной части муниципального бюджетного учреждения культуры города Магадана "Музейный комплекс города Магадана" В. Смирнову, присутствовала без права голоса; главного научного сотрудника экспозиционно-исследовательского отдела Магаданского областного государственного бюджетного учреждения культуры "Магаданский областной краеведческий музей" С. Ефимова; кандидата исторических наук, заведующего сектором археологии и истории лаборатории истории и экономики Федерального государственного бюджетного учреждения науки Северо-Восточный комплексный научно-исследовательский институт им. Н.А. Шило Дальневосточного отделения Российской академии наук А. Лебединцева. Кроме того, участие в мероприятии приняли руководитель магаданского филиала ВГТРК Я. Радченко, также получающего бюджетное финансирование, он, надо полагать, был в качестве председателя областной Общественной палаты, то есть тоже назначенца власти; учитель истории И. Широкова и, наконец, председатель «Союза архитекторов России» в Магаданской области А. Шелухин.

Кого-нибудь удивляет, что большинство из этого состава проголосовали за то, чтобы не сохранять интерьер здания, то есть, другими словами, не признавать его памятником? Против были А. Шелухин и А. Лебединцев, воздержались Я. Радченко и Н. Довгань.

В качестве итога этого мероприятия в бюджетные СМИ передано, что «решать судьбу дома будут общественные слушания».

Если говорить о ситуации вокруг дважды признанного госэкспертизами памятником дома на 16 июня в целом, то более абсурдной она вряд ли может выглядеть. Абсурдной и противоречащей законодательству.

Причем как по форме, так и по содержанию. И, главное, конечно, по решению.

Начнем с формы, то есть с формата, в данном случае. Он региональным правительством заявлен, как заседание Общественного совета. Но не является таковым. Мы уже подробно объясняли, почему, повторим ещё раз, хотя это – работа прокуратуры.

Суть в том, что организация общественных советов и их деятельность регулируется федеральным законом от 21 июля 2014 г. N 212-ФЗ об основах общественного контроля в Российской Федерации. Который правительство Магаданской области длительно и злостно нарушается. При живой прокуратуре, повторюсь.

В ст. 13. закона сказано, что общественные советы выполняют консультативно-совещательные функции и участвуют в осуществлении общественного контроля в порядке и формах, которые предусмотрены настоящим федеральным законом и иными нормативными правовыми актами РФ – это п.1.

Также сказано, что общественные советы содействуют учету прав и законных интересов общественных объединений, правозащитных, религиозных и иных организаций при общественной оценке деятельности федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления – это п. 2 той же статьи.

А в п. 4 прямо указывается, что «в состав общественного совета не могут входить лица, замещающие государственные должности Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, должности государственной службы Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, и лица, замещающие муниципальные должности и должности муниципальной службы».

А у нас их было не меньше половины от состава участников.

Поэтому мероприятие от 16 июня 2020 года под председательством заместителя губернатора Ю.А. Бодяева не может быть признано заседанием общественного совета, как противоречащее федеральному законодательству в части п. 4 ст. 13 N 212-ФЗ.

При этом, с учетом крайне слабой, как не однажды показала практика, профессиональной подготовки магаданских чиновников и отсутствия необходимых для исполнения должностных обязанностей компетенций, региональное правительство и мэрия, безусловно, могут создавать какие-то иные совещательные органы, помимо общественного совета. Для обмена мнениями и знаниями, в том числе межведомственного характера. Но к общественным советам эта деятельность не имеет никакого отношения.

Итак, региональное правительство С. Носова, также, как его предшественника В. Печеного, нарушает федеральное законодательство. А также игнорирует поручения президента РФ по итогам заседания Совета по культуре и искусству 05.04.2016 об общественных советах – ч. 1 и 4 этих поручений. На это нарушение региональному правительству неоднократно указывалось, в том числе в 2016 году, дополнительно в 2018 – лично С. Носову в предвыборный период, когда он исполнял обязанности губернатора.

Это что касается формата. Перейдем к содержанию мероприятия. На нем под председательством заместителя губернатора Ю. Бодяева по непонятным причинам обсуждался вопрос о том, какую из государственных экспертиз выбрать. Одну из двух, или – или. Как утверждается, вопрос ставился так и никак иначе. Эта цель – как именно нарушить федеральное законодательство, - была заявлена лично Бодяевым.

При этом, говорят участники мероприятия, речь шла о чем угодно, кроме необходимости исполнения закона: о проблемах образования в области, разрушенной промышленности, плохом положении экономике и прочем, но не о сути дела так, как она трактуется федеральным законодательством.

Между тем, в законе предельно четко сказано, что государственная экспертиза – не предмет торга. При наличии двух или больше невозможно, как на базаре, выбрать ту, что больше приглянулась или выгоднее по деньгам. Нет. В законе четко прописан список причин, по которым госэкспертиза может быть не принята госорганом - ст. п.10 статьи 18 № 73-ФЗ
Список - исчерпывающий, закрытый, то есть, «от себя» никто из заинтересованных лиц не может его дополнить.

Читаем:

«Региональный орган охраны объектов культурного наследия, … вправе не согласиться с заключением государственной историко-культурной экспертизы по следующим основаниям:

1) проведение государственной историко-культурной экспертизы с нарушением требований настоящего Федерального закона;

2) несоответствие выводов государственной историко-культурной экспертизы ее содержанию;

3) несоответствие выводов и содержания государственной историко-культурной экспертизы требованиям настоящего Федерального закона».

Таким образом, нет ни единой причины, по которой госорган мог бы не исполнить госэкспертизы, одна из которых признает дом памятником как памятник архитектуры, а вторая – как памятник в формате достопримечательного места, то есть, помимо собственно дома по Ленина, 16, с домами 14 и 18. Потому что «достопримечательное место» - это тоже памятник, что прямо прописано в ст. 3 федерального закона об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов РФ № 73-ФЗ.

Для удобства читателей и, особенно, тех, кто делал пожертвования на то, чтобы заказать независимую государственную экспертизу, и не дать чиновникам и коммерсантам разрушить исторический облик Магадана, еще раз остановимся на разнице экспертиз и прописанных в них списках предметов охраны.

Если совсем коротко, то, как мы уже писали, по первой госэкспертизе, эксперт А. Варюхин, которую из-за бездействия властей и собственников, угроз снести дом заказывали горожане, общественники, и которой дом признан памятником, собственник обязан сохранить как само здание и его внешний вид, габариты и все прочее снаружи, так и внутренние уникальные интерьеры. Которыми так дорожат горожане и по наличию которых сертифицированный государственный эксперт отнёс дом именно к памятнику архитектуры. Уникальные – это значит не имеющие аналогов в мире. Они этим ценны. И поэтому внесены в список предметов охраны дома-памятника, в соответствии с законом являются неотъемлемой частью государственной историко-архитектурной экспертизы. И самого памятника, разумеется.

Детали интерьера расположены на первом этаже здания. Это 6 внутренних колонн, герб и другие архитектурно-декоративные элементы, полный перечень здесь.

А достопримечательное место, прописанное во второй, по хронологии, экспертизе, эксперт А. Мартынов, – это не только сам дом по Ленина, 16, но и соседние с ним дома номер 14 и 18. При этом в список предметов охраны не входит внутренний интерьер здания по Ленина, 16, но входит вся территория всех трех домов. В соответствии со ст. 56.4 закона об охране памятников 73-ФЗ, предметом охраны в данном случае являются градостроительные, геологические, ландшафтные, объемно-пространственные, планировочные, архитектурно-стилистические характеристики, ценные элементы застройки и благоустройства, совместные творения человека и природы, объекты, представляющие интерес с точки зрения архитектуры, истории, археологии.

В первом случае на собственника ложится вся нагрузка по сохранению памятника как внутри, так и снаружи. Во втором – определенные ограничения и затраты ложатся как на собственника, так и на мэрию - в части территории памятника, как достопримечательного места, охватывающего три дома.

Особо хочу обратить внимание на то, что региональное правительство в лице отдела по охране памятников по неизвестным причинам заказывало вторую госэкспертизу по цене в несколько раз больше, чем экспертиза общественников в условиях, кода правительству было достоверно известно, что госэкспертиза общественниками уже заказана и проводится.

Примечательно также, что второй государственный эксперт – А. Мартынов, – изначально, с момента ознакомления, говорил о достопримечательном месте.

Таким образом, госорган самостоятельно и без всякой необходимости создал ситуацию, при которой обязан принять обе экспертизы. Или доказать обратное.

В противном случае действуют обе госэкспертизы. Которыми установлено следующее: дом по Ленина, 16 является памятником, что обязывает сохранять его, как памятник, со всеми внешними и внутренними деталями, и расположен это охраняемый государством памятник внутри другого памятника – достопримечательного места, охватывающего дома по Ленина 14, 16 и 18. Территория которого теперь также должна охраняться государством со всеми особенностями ландшафта, планировки пространства, архитектурно-стилистических характеристик и прочего, указанного в законе.

Дом-памятник, каковым признан первой экспертизой дом по Ленина, 16, может располагаться на территории достопримечательного места, признанного таковым второй экспертизой в границах домов по Ленина 14, 16, 18. Такое положение прямо прописано в ст. 3 73-ФЗ, процитируем последний абзац статьи: «в границах территории достопримечательного места могут находиться памятники и (или) ансамбли», конец цитаты.

Ну, и, наконец, перейдем к решению мероприятия. Всякие попытки регионального правительства переложить это решение (или так завуалировать своё) на горожан в виде результатов каких-либо общественных слушаний или подобных, абсолютно безосновательны и незаконны, поскольку общественные советы, слушания и прочие форматы носят рекомендательный характер. А решение принимается и оформляется государственным органом. Это прямо прописано в п. 12 ст. 9.2. о соответствующих полномочиях органов государственной власти субъекта РФ.

Г-же Юферевой это хорошо известно и потому, что в ситуации, когда ей не нравилось решение общественного совета, она его проигнорировала и вынесла своё.

Далее. Согласно закону, каждый памятник, отдельное здание или достопримечательное место, включается в реестр с отдельным регистрационным номером. Порядок включения прописан в ст. 18 того же закона.

Коротко, обязанность и, соответственно, ответственность за решение несет отдел по охране памятников и его руководитель В. Юферева лично. При этом почему-то совершенно неважно, обладает ли принимающий решение чиновник необходимыми знаниями, достаточным культурным уровнем, развитым вкусом. В квалификационных требованиях не указано, что начальник отдела охраны памятников должен иметь профильное образование, теоретические или практические знания. Такое у нас сейчас законодательство, установка на универсальных менеджеров, которые хоть школой, хоть космосом могут руководить. Соответственно этому, надо полагать, и качество управленческих решений.

При этом, неоднократно отмечалось, к профильным в этом контексте чиновникам - начальнику отдела охраны памятников В. Юферевой и заместителю губернатора Т. Савченко, - у специалистов масса обоснованных и предельно конкретных претензий, а причины их вхождения во власть и самых широких полномочий, касающихся каждого жителя территории, здесь.

Спойлер: высокая лояльность, впечатляющие, но не подтвердившиеся позднее результаты, о которых регион отчитался, как об итоге выборов президента РФ в марте 2018 года.

Можно было бы, конечно, сказать, что все это грехи отправленного в отставку прежнего губернатора, если бы не факты. Это и спешное строительство г-ном Михайловым, одним из собственников сталинки по Ленина, 16, парка «Маяк» за многие миллионы рублей, сданное в худших советских традициях в самом конце декабря, «под ёлочку» и отнюдь не безупречное; и тот факт, что именно к Т. Савченко у губернатора С. Носова нет вопросов в ситуациях явных нарушений. Как, например, в связи с фактом, что сын и невестка этого заместителя губернатора, председателя правительства, трудоустроены в правительстве. То есть, по оценке уполномоченной структуры, налицо конфликт интересов.

Примечательно, что чиновников, которым все позволено на фоне показательных увольнений за аналогичные или близкие нарушения других, несколько. Савченко – одна из тех, кому сходит с рук то, что осложнило бы жизнь другому чиновнику. При этом не единственная, конечно, будем справедливы, избирательность губернатора подтверждена и другими случаями. Например, увольнения за неполные данные о доходах. Один чиновник Носовым уволен, с большим информационным шумом, а другой, как г-н Бродкин, тихо перешел с должности руководителя управления на должность министра.

Возникает логичный вопрос - если специалисты оценивают деятельность отдельных чиновников, как людей недостаточно компетентных и случайных, то в чем ценность такого работника для губернатора? Как Савченко, так и приглашенной ею Юферевой? В чем в данном случае причина и цель лояльности г-на Носова?

Такие вопросы систематически возникают вследствие деятельности этих чиновников. В том числе - в контексте мероприятия от 16 июня 2020 года под председательством заместителя губернатора Ю. Бодяева.

Однако, несмотря на всё своеобразие квалификационных требований сегодняшнего законодательства, обязанности выполнять свои должностные инструкции и уставные задачи госструктур с чиновников пока ещё никто не снимал.

И отдел по охране памятников должен, обязан именно охраной и заниматься. Охраной памятников, а не денег частников. Это их функционал. Именно на это они получают содержание из средств налогоплательщиков.

Между тем, не только на мероприятии, ошибочно поименованном заседанием общественного совета, но и в проплаченные СМИ уходит прямая речь г-жи Юферевой, где она заявляет, что вторая экспертиза, где дом – не отдельный памятник, с её точки зрения, предпочтительнее, потому что, цитирую, «любая фирма, не обязательно имеющая лицензию, имеет право проводить ремонтные работы, это хороший момент в отношение культурного наследия». А те, кто имеет лицензии на реставрацию памятников, естественно, обойдутся дороже низкоквалифицированных гастарбайтеров. Разумеется. И объем работ за 20 лет бездействия собственника накопился. И техническое состояние памятника ухудшилось. Что именно в этом неожиданно, может удивить?

Вообще, выражу свое мнение, содержание мероприятие требует проверки на предмет лоббирования чиновниками интересов собственника, в нарушение своих должностных обязанностей, и коррупцию.

К слову отмечу, что в ходе мероприятия 16.06.20 Бодяев предложил собственнику продать дом региону или муниципалитету. Но собственнику не хочется пока. Самый одиозный из них заявил СМИ, что они подадут в суд на правительство, на бездействие. Которое, с его точки зрения, выражается в том, что в установленный законом срок орган власти не инициировал экспертизу и не получил оснований для включения здания в реестр памятников. В интерпретации собственника – для исключения из реестра выявленных объектов культурного значения. Очередного, поскольку такой ход уже использовали. Потом закон немалыми усилиями горожан был восстановлен, но никто из чиновников не понес ответственности.

С моей точки зрения, заявление, вернемся к нему, юридически ничтожно, без судебной перспективы. А вот ответственность собственника, вплоть до уголовной при определенных обстоятельствах – это реальность.

С другой стороны, часть магаданцев подозревает, и, на мой взгляд, небезосновательно, что эти громкие заявления могут быть какой-то схемой. Тем более, что команда Носова уже имеет резонансные судебные проигрыши. Как, например, только что завершившийся в первой инстанции суд, когда возглавляемое областным депутатом Магаданэнерго отсудило у Минстроя Колымы более 350 млн. руб. по поводу возмещения межтарифной разницы по электроснабжению.

Впрочем, время покажет.

Обоснованные сомнения вызывает и заявление собственника о том, что памятник не подлежит восстановлению из-за своего технического состояния. Во-первых, памятники восстанавливают даже из руин. Во-вторых, это заявление не соответствует действительности.

Что подтверждено в том числе актом технического здания от января 2020 г. за подписью сертифицированного эксперта Б. Тарасова. Акт вошёл в пакет документов госэкспертизы.

То есть, в данном случае мы имеем заявления собственника, пекущегося о своих деньгах - против выводов независимого сертифицированного на такие виды работ эксперта.

Попытаемся подвести итоги. Какие есть, на дату.

В отношении конкретного мероприятия, проведённого региональным правительством 16.06.2020, общественники намерены затребовать его протокол и, при необходимости, внести в него свои замечания и дополнения. Для начала.

Относительно принятия окончательного решения об экспертизах напомню, что установленный законом срок обсуждения продлится до 03.07.2020 года. До этого никакое решение не может быть вынесено.

А в целом ситуация выглядит так. Больше 20 лет назад по неизвестным причинам неким физлицам в историческом центре Магадана продан жилой дом – часть единого архитектурного ансамбля. Такие же дома до настоящего времени эксплуатируются, ремонтируются, проводятся капитальные работы с сохранением исторического облика, как, например, в здании гостиницы «ВМ-Центральная», что напротив сталинки по Ленина,16.

В течение 20 с лишним лет расселенное здание не используется, бездействуют и собственники, и органы власти. В отношении дома допускаются нарушения федерального законодательства. Региональное правительство не имеет необходимых для исполнения своих функций компетенций и воли. Прокуратура не усматривает коррупции при защите госорганом коммерческих интересов частника в обход закона об охране памятников. Областное управление Федеральной службы судебных приставов за несколько лет не принудило собственника к исполнению решение суда от 2016 года о ремонте. При этом собственник постоянно делает публичные заявления о сносе дома, который законом запрещен в отношении и выявленных объектов культурного наследия, и памятников. Есть две госэкспертизы, подтверждающие, что дом является памятником, и должен быть сохранен, но региональное правительство, действуя в обход федерального законодательства, высказывает намерение проигнорировать тот факт, что дом уже признан памятником и должен быть включен в реестр, получить гарантированную государством охрану, как имеющий соответствующий статус.

Получается какая-то территория беззакония. В аналогичной ситуации при бывшем губернаторе обсуждалось внешнее управление регионом. Раз сам не в состоянии справиться. Потом появился ио губернатора С.К. Носов, ныне губернатор. С очевидным результатом.

Дальше что?

Елена Водолажская-Колесникова
Внимание! Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация Комментировать статьи на нашем сайте возможно только в течении 10 дней со дня публикации.

Вопрос недели

В региональное отделение ОНФ поступают звонки магаданцев о том, что в их платежках от управляющих организаций появился ещё один получатель средств: ООО «Расчетно-кассовый центр».

Эксперты ОНФ предупреждают жителей, что одностороннее изменение условий оплаты со стороны УО «РЭУ 3» и ООО «Любимый город наш», любых иных УО противоречит законодательству.
Кроме того, на сегодня нет достоверных подтверждений того, что ООО «РКЦ» прошёл установленную законом процедуру регистрации.
Свои рекомендации жителям о том, что делать в этой ситуации, эксперты регионального отделения направят в СМИ в ближайшее время.