Сожженный в Магадане железнодорожный мост и особенности колымского краеведения


Прошло совсем немного времени - я писал эти строки о тогда еще не уничтоженном огнем мосте минувшей осенью. Пусть же теперь они послужат ему реквиемом...

О железнодорожном мосте и колымском краеведении.

Нет, все-таки женщины всегда правили и еще долго будут повелевать миром! Стоит одной из них единственный раз неслышно щелкнуть пальцами - и вмиг какой-нибудь впечатлительный мужчина на долгие месяцы лишается душевного равновесия.

Вот, к примеру, моя хорошая знакомая - умница и красавица Victoria Belger. Щелкнула разок виртуально пальцами в "Фейсбуке" - проехала мимо старого моста на Снежном, сфотографировалась на его фоне и выложила фото в интернет - и ваш покорный слуга надолго потерял сон и покой. Я не ел, не спал и думал днем и ночью только об одной вещи на свете - старом железнодорожном мосте.

В моих ушах звучали отзвуки протяжного гудка паровоза, слышалось эхо топота конских копыт, из далекой детской памяти доносились слова сурово глядящего в просторы прерий Гойко Митича, говорящего мужественным голосом звезды советского дубляжа Владимира Дружникова - "Я слышу голос огненного коня!" Мост стал властителем всех моих дум и навязчивой "идеей фикс" - конечно, я просто обязан был возле него побывать.

И вот в последнее бесснежное ноябрьское воскресенье поднялся с утра пораньше, сел на "пятерочку" и отправился... нет, не в Черемушки, хотя такая остановка в тех краях тоже имеется. Мой путь лежал в поселок Снежный, а уже на въезде в него в окно проезжавшего через реку Дукча автобуса я увидел промелькнувший предмет всех моих вожделений.

Старый мост был великолепен и полностью оправдал все мои ожидания. Монументальное сооружение, собранное из массивных лиственничных бревен, сегодня уже порядком обветшало, обросло мхом, давно лишилось своего главного атрибута - рельс, наверняка теперь не выдержит веса не только паровоза, но и дрезины. Но оно и по сей день дает наглядное представление, какой была Колыма в далекие времена своего вольного и невольного расцвета.

И сегодня, начав говорить о забытом и с каждым годом все больше ветшающем железнодорожном мосте, мне хотелось бы высказать собственное мнение обо всем колымском краеведении в целом.

Сам термин "краеведение" вошел в мой лексикон во второй половине 1990-х. До этого существовал лишь ничем в голове не упорядоченный живой интерес к местам, где я прожил большую часть жизни. Столбики с остатками колючей ржавой проволоки, торчащие из вечномерзлой земли толстенные полусгнившие сваи бараков, в которых ютились в лагере на Мылге заключенные женщины, слухи о ходивших в незапамятные времена по узкоколейке паровозах в находящемся от нас в сорока километрах поселке Усть-Таскан, воспоминания старших о несметных оленьих стадах, когда-то топтавших земли Тасканской долины...

Все эти вещи - вместе с рассказами о страшном медведе, задравшем детей на прииске им. М. Горького, таинственных "хомяках", живущих в камнях и оглашающих громким свистом тишину окрестных сопок, загадочное ночное уханье, доносящееся из темной весенней чащи - превращались в моем детском воображении в волшебную романтическую картину видения мест, в которых я родился и рос.

А когда после армии благословенная судьба свела меня, мечущегося и пытающегося найти свой жизненный путь в бардаке 90-х, с ягоднинским журналистом И. А. Паникаровым, краеведение прочно усвоенным термином навсегда поселилось в моей жизни. Причем в форме именно настоящего краеведения - всеобъемлющего обозрения и изучения всего, что касается нашей земли, будь то история, география или прикладные биология с палеонтологией.

К огромному сожалению, подавляющее число людей в Магадане, причисляющих себя к краеведам, делают упор исключительно на историческую часть. И ладно бы только на историческую... Неоднократно побывав на всяких официальных вроде бы краеведческих собраниях в областной библиотеке имени Пушкина, я раз за разом наблюдал за детьми в галстуках, костюмах и платьицах, выводимых на трибуну и тарабанящих без запинки по бумажке выдержки из вещей, пережеванных и исторгнутых в виде непереваренных остатков организма еще в конце 80-х. В эти моменты в мою голову приходила только одна мысль: "Что же вы делаете? Какое же это краеведение?.."

Для детей, которые воспитываются подобным образом, история Колымы состоит в основном из драных вязаных носков "опального Орфея" и весьма спорных с исторической точки зрения произведений писателей, которым, с одной стороны, сильно не повезло попасть в жернова "великой чистки" и угодить прямиком в лагеря Дальстроя, а с другой - выпал счастливый билет оказаться здесь в нужное время. Ибо человеческая жизнь скоротечна, Колыма же навеки вписала их имена в Историю.

Дети в галстуках и платьицах вырастут и станут образцовыми студентами, говорящими всегда и все правильно и пишущими только то, что нужно. Возможно, в будущем они будут чемпионами брейк-данса по городу, шабашащими на экскурсиях для приезжих в местном музее и мечтающими поскорее "свалить" из области, в которой "нет перспектив". Очень может быть, что со временем молодые историки превратятся в раскормленных и раздувшихся от важности столичных сенаторов, научатся высоко задирать нос и не отвечать на приветствия простых людей, когда-то их в высокое кресло выбравших. Может случится всякое - но это не будет иметь абсолютно никакого отношения к колымскому краеведению.

Места и объекты по-настоящему исторически ценные в Магадане, не говоря уже об области, никому не нужны - они гниют, рушатся от времени, а иногда просто стираются с лица земли. Можно сколько угодно говорить, что здания 1930-50-х годов трудно реставрировать, что они хрупки, могут в любой момент рухнуть, а их укрепление и восстановление требуют колоссальных средств. Рассуждай так архитекторы всего мира, Пизанская башня давно бы упала, а на месте Собора Парижской Богоматери отгрохали бы новый торговый центр. И не говорите мне о невозможности сравнения Собора и снесенного на днях ДК в поселке Талая. Потому что и этот уничтоженный клуб с колоннами, и завешанный драной тряпкой разваливающийся дом на улице Ленина, и чудом уцелевший железнодорожный мост на реке Дукча, и руины лагеря Днепровский - это единственная сохранившаяся ИСТОРИЯ этой земли, история наших дедов, отцов, моя, ваша, наших детей и внуков. Да, она не уходит корнями в дремучую даль веков, подобно пирамидам Хеопса, но у нас с вами просто нет другой истории.

Живя на уникальной земле, обладающей самобытным, известным всему миру прошлым, мы позволяем его памятникам разрушаться, сносим их и заменяем на уродливый шаблонный ширпотреб. Время идет, и в его течении когда-нибудь все эти новомодные "пятаки" с "мёбиусами" и фонтанами тоже станут историей - памятниками человеческой глупости, дурновкусия и недальновидности.

Деревянные дальстроевские мосты, сложенные из сырого камня стены старой базы подводников, еще крепко стоящий на земле периметр с ржавой "колючкой" на заброшенной нефтебазе в районе Корейского Ключа - в окрестностях Магадана пока немало мест по-настоящему интересных, куда можно водить и возить детей, проводить экскурсии, рассказывать об истории этих объектов.

Посвист бурундука в ветвях деревьев, силуэт орлана, мелькнувший в облачной выси, дышащие стариной замшелые бревна с торчащими коваными штырями, случайно наколотый колючей проволокой палец - все это вместе с рассказами мудрого и доброго учителя сложится в неокрепшем детском мозгу в яркие образы, незабываемые воспоминания, навечно останется в памяти и навсегда сделает участников экскурсий истинными патриотами студеной северной земли.

Единственный из известных мне людей, регулярно проводящих с колымскими детьми подобную работу - это уже упоминавшийся здесь Иван Паникаров. Он возит подростков в заброшенные поселения и места старых лагерей, проводит велосипедные экскурсии, в ходе которых дети из Ягоднинского района могут полной грудью вдохнуть вольного колымского ветра и оценить красоты окружающей природы. Просматривая фотографии его подопечных, глядя на их светлые, открытые, раскрасневшиеся от свежего воздуха и любопытства лица, очень хочется верить, что для колымского краеведения в наши дни еще не все потеряно.

Павел Мамренко, администратор группы в Фейсбуке "Кратер Эршота"

Фото автора:

Сожженный в Магадане железнодорожный мост и особенности колымского краеведения

Сожженный в Магадане железнодорожный мост и особенности колымского краеведения

Сожженный в Магадане железнодорожный мост и особенности колымского краеведения

Сожженный в Магадане железнодорожный мост и особенности колымского краеведения

Сожженный в Магадане железнодорожный мост и особенности колымского краеведения

Сожженный в Магадане железнодорожный мост и особенности колымского краеведения

Сожженный в Магадане железнодорожный мост и особенности колымского краеведения

Сожженный в Магадане железнодорожный мост и особенности колымского краеведения

Из соцсетей, орфография, пуктуация, стилистика сохранены:

Поджог? Публикации Ваши о нем, скорее всего, спровоцировали. Чтоб не ставить на охрану. Дай Бог, чтобы я ошибалась.

Дорожники, во время стр.и расширения автодор.моста через Дукчу, устроили под мостом место своей стоянки. Пилили несущие констр.моста на дрова. Далее, устроили туалет, прорезав пролет, и, установив сверху кабинку. Сейчас, они решили, с подачи властей, поставить точку на ж/д мосте. Так проще, - нет проблемы с историей.

А в районах вообще всё истрически-старое уничтожено. И в то же время вверху ратуют за историю - на урановом руднике "Бутугычаге" музей открывают...

На одном из последних этапах истор.арх.экспедиции, нами были произведены обмеры моста, и были вычерчены чертежи этого моста. Предполагалось сделать заявление и подготовить все, необх.докумннты для включения моста в реестр выявл.обьектов истор.и культур.наследия. На встрече с губ.Носовым говорили об этом мосте. Губер.пообещал его восстановить. Обсуждался вопрос для привл.туристов о восстановлении части узкоколейки.

Заставить бы их заново построить его, по чертежам

Уникальные конструкции мостов из бревен! Не знаю, где еще, кроме Магаданской области подобные есть?

Наше правительство и отдел ОКН даже здания на госохране не хотят сохранять - двери СВЗ, например.

Это ужас!
И , главное, три дня горит и тишина такая... ни в СМИ не отражается. Как какой сарай в городе загорится ,так и пожарные и в сводке сразу.

Если дорожная компания позволила себе пилить на дрова этот мост, значит она должна и выплачивает средства на реконструкцию.
И те кто игнорировал пожар три дня тоже не должны остатся в стороне, и сми молчали, на самолёт упавший ездили многие репортаж делать и мчс и что где эти герои, все под каблуком.

Я из сибири. р.п. Сузун, новосибирской обл.
В 17 веке в этой деревне был построен и действовал медеплавильный Екатерининский завод, монетный двор, чеканили деньгу.
В 18 веке сгорел в пожаре. И вот не так давно произвели исследование местности, раскопки , нашли остатки и части фундамента и отстраивают заново. Заново! Занесён в реестр памятников культуры. Наверное, какие-то эскизы сохранились, или описание.
Так это сибирь, деревня , но хватает и средств и желание есть.
А у нас , живём на золоте, - все развалить, сжечь , разобрать и вывести куда подальше...
Почему так происходит?
Понятно, что не хотят. Но ведь этому нежеланию должна быть причина. И дело ,я думаю, не в деньгах. Этот мост сохранить и реставрировать , сущие копейки цена, пыль для области и города.
Внимание! Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация Комментировать статьи на нашем сайте возможно только в течении 10 дней со дня публикации.

Вопрос недели

В региональное отделение ОНФ поступают звонки магаданцев о том, что в их платежках от управляющих организаций появился ещё один получатель средств: ООО «Расчетно-кассовый центр».

Эксперты ОНФ предупреждают жителей, что одностороннее изменение условий оплаты со стороны УО «РЭУ 3» и ООО «Любимый город наш», любых иных УО противоречит законодательству.
Кроме того, на сегодня нет достоверных подтверждений того, что ООО «РКЦ» прошёл установленную законом процедуру регистрации.
Свои рекомендации жителям о том, что делать в этой ситуации, эксперты регионального отделения направят в СМИ в ближайшее время.