Уйти нельзя остаться


УЙТИ НЕЛЬЗЯ ОСТАТЬСЯ?
Беседа с Борисом Иващенко в ознаменование 30-летия его медицинского стажа неожиданно обернулась «интервью на пороге»: доктор покидал пост заведующего травмпунктом

Уйти нельзя остаться

Повод для встречи с Борисом Иващенко был самым что ни на есть позитивным: в этом году исполнилось ровно 30 лет его врачебной деятельности, двадцать из которых он отдал травматологическому отделению Магаданской областной больницы. Кроме того, скоро десять лет, как он заведует травматолого-ортопедическим отделением первой городской поликлиники (в народе – «травмпунктом»).

А еще Борис Владимирович отметит личное 55-летие. Самый «трендовый», по нынешним реформаторским понятиям, возраст для специалиста, когда приобретенный методом проб и ошибок опыт наилучшим образом сочетается с негаснущим интересом к жизни, осознанным стремлением к саморазвитию.

Тем сильнее оглушила новость о том, что в отделении Б. Иващенко дорабатывает последние дни. О причинах ухода по собственному просил не писать. Что ж… Однако это обстоятельство не мешает вспомнить о его несомненных заслугах перед колымским здравоохранением, травматолого-ортопедическим отделением, которое он фактически воскресил из пепла, заставил дышать, жить и развиваться.

Терешкова – спасительница семьи

В 1986 году Борис Иващенко окончил Донецкий медицинский институт. Интернатуру проходил в Макеевке, хирургом, после чего был распределен по месту жительства родителей – здесь же, на Донбассе. Таким нехитрым образом вопрос с предоставлением жилья молодому специалисту был закрыт.
Все бы ничего, но на момент распределения у Бориса уже была семья. Жена Надежда, тоже выпускница мединститута, с первенцем уехала к своим родителям в Магадан. Все попытки новоиспеченного врача поменять распределение на Колыму оказались тщетными.

- До замминистра здравоохранения Украины дошел, - вспоминает Борис Владимирович. – Объяснял ему: «Семья рушится, помогите!». Но мне было сказано, что Донецкая область остро нуждается в медицинских кадрах, поэтому я должен остаться, а со своим жильем придется подождать.
Год так прожили. Жена с ребенком здесь, я – там. Безвыходная ситуация разрешилась благодаря первой женщине-космонавту.

- Терешковой??

- Да. Жена через журнал «Работница» обратилась к Валентине Владимировне как к председателю Комитета советских женщин, рассказала о нашей истории, попросила помощи. Терешкова откликнулась.
После ее ходатайства в украинский минздрав мне был предоставлен свободный диплом, то есть без обязательной отработки в течение трех лет по месту распределения, и я смог воссоединиться с родными.
Так была спасена ячейка общества, ценность которой в те годы по-настоящему понимали и берегли. Супруги Иващенко по-прежнему счастливы вместе, вырастили двоих детей.

Улыбка пациента как высшая награда

По приезду в Магадан в 1989-м Б. Иващенко пошел устраиваться в областную больницу.

- Главврач Петр Петрович Шукан взял меня в травматологическое отделение, которым заведовал Сергей Атласович Зайнутдинов. Переучивался с хирурга на травматолога по ходу работы, специализированные курсы – это уже потом.

Учителя в отделении у меня были замечательные! Иннокентий Алексеевич Ярилов, Александр Александрович Карзов, Алексей Иванович Алешин, сам Сергей Атласович. Монстры травматологии! Бесконечно им благодарен за науку, - говорит доктор.

Работу в отделении вспоминает тепло, сказала бы – с ностальгией, несмотря на то, что сотни часов, проведенных с согнутой спиной над операционным столом, неизбежно сказались на здоровье: Борис Владимирович перенес операцию на позвоночнике. И все равно тот период трудовой деятельности считает лучшим.

- Мне нравилась живая работа с пациентами, нравилось проводить операции. Знаете, какое удовлетворение получаешь от пролеченных больных, которые выписываются из отделения с улыбкой и благодарностью к медикам! И все у них хорошо складывается и срастается – во всех смыслах.

Сложить пазлы

В 2009 году Борису Иващенко поступило предложение возглавить травматолого-ортопедическое отделение первой поликлиники. Находилось оно на тот момент в плачевном состоянии – фактически без руководства и врачей, остатки коллектива раздирали внутренние противоречия.

- Никто не хотел брать ответственность, взваливать на себя груз трудноразрешимых забот, - говорит Борис Владимирович. – Но руководство города, горздрава и лечебного учреждения так горячо обещали всемерную поддержку, что наконец развеяли мои сомнения.

Вскоре жизнь показала степень моей наивности. Проблемы пришлось решать в одиночку, и прежде всего – кадровую. Штатных врачей, можно сказать, не было: всего двое, считая меня. Я вел прием пациентов с утра до обеда, затем занимался административной работой, после обеда до вечера принимал второй доктор. Как перекрывали ночные дежурства (наше отделение, пожалуй, единственное круглосуточное амбулаторное подразделение), даже рассказывать не буду.

Неоднократно обращался на все уровни с просьбой помочь решить кадровый вопрос, и каждый раз слышал в ответ: «Завотделением - ты, это твои проблемы». Я и решал их, как мог. Искал по российским городам и весям, созванивался, уговаривал, убеждал докторов, что им это нужно – ехать сюда. Двух врачей нашел в Уссурийске, третьего – в Находке, четвертого – в Когалыме. Переманил к себе одного местного доктора.
Складывал людей, как пазлы, чтобы получить картинку – отделение. Стремился найти не просто хороших специалистов, но тех, кто душой болел бы за отделение. И в какой-то степени мне это, считаю, удалось. Случались промахи, не без этого. Привлечь доктора со стороны – это ведь как кота в мешке купить…

А в департаменте здравоохранения тем временем утешали: «Учим студентов по целевым направлениям, скоро приедут, потерпи». За десять лет ни одного «целевика» не увидел. Может, конечно, просто не повезло.
Очень плохо, что в Магадане нет медицинского вуза. Не имеем своих специалистов, а кадровый голод уничтожает здоровую конкуренцию. Это расслабляет. Понимаете, у врача нет стимула повышать профессиональный уровень, делать свою работу лучше других. Поэтому приходится работать с теми, кто есть.

Но если с докторами ситуация в отделении более-менее наладилась, то с медсестрами – катастрофа. Кто в декретном отпуске, у кого возраст предельный, а других взять неоткуда.

- Что весьма странно, поскольку медколледж у нас, в отличие от мединститута, есть.
- Ничего странного. По моим сведениям, в этом году отделение сестринского дела Магаданского медколледжа выпустило около 30-ти специалистов, и большинство из них пошли в платные клиники, где работа поспокойнее и зарплата повыше. И так из года в год. А что мы можем им предложить, чем привлечь?

Обязательное распределение выпускников в госучреждения возвращать не хотят. По-хорошему, при таких вводных руководителям поликлиник и больниц нужно проводить разъяснительно-агитационную работу среди студентов колледжа, рассказывать, сколько среднего медперсонала не хватает, что им готовы предложить, каковы перспективы роста и т.д.

Кто-то наверняка заинтересовался бы. К сожалению, такая работа у нас не ведется, и выпускники идут по пути наименьшего сопротивления.

«Телемедицина, говоришь?»

- Борис Владимирович, полагаю, на момент вашего прихода в травматологическом отделении были проблемы не только с укомплектованностью кадрами, но и с техническим оснащением. Что можете сказать о нынешней материальной базе? Есть все необходимое?

- Не все. Без чего травмпункт совсем не может работать, так это без рентген-аппарата. У нас был аппарат, старенький, но рабочий. Однако на него отсутствовала документация, и аппарат заменили на современный электронный.

Качество снимка у него хорошее, но дело в том, что аппарат не подключен к внутренней сети отделения. Доктор в своем кабинете не может посмотреть снимок на экране компьютера, а картриджа для распечатки на бумаге надолго не хватает. Заканчивается краска – смазывается изображение. Поэтому мы всем отделением бегаем к одному монитору.

Не раз обращались к руководству поликлиники наладить связь рабочих компьютеров с рентген-аппаратом, но на это, отвечали, денег нет. А вы говорите, телемедицину у нас в области развивают.

Кроме того, этот аппарат довольно часто выходит из строя. Ремонтировать – долго и дорого. А без рентгена травматолог, повторюсь, работать не может. В периоды поломок направляем пациентов на снимки то в первую поликлинику, то в областную больницу. То возьмем старенький пленочный аппарат напрокат у другого учреждения. В общем, дополнительные сложности, которые увеличивают и без того немалые очереди в отделении.

Ситуацию исправил бы резервный рентген-аппарат, пусть небольшой, портативный, но мне «выбить» финансирование для его приобретения не удалось.

- Вы упомянули очереди, непременный атрибут магаданских поликлиник…

- Никуда от них не деться. Но если раньше основной причиной длительного ожидания приема являлась нехватка врачей, то сейчас – тот факт, что среди обратившихся к нам большой процент составляют непрофильные больные.

Первая задача травмпункта – оказание экстренной медицинской помощи при травмах и оказание помощи больным с ортопедическими заболеваниями, требующими оперативного лечения. Раны, переломы, вывихи, ушибы.

Однако в силу нехватки специалистов в поликлинических учреждениях сложилась порочная практика обращения в травмпункт людей с непрофильными заболеваниями – терапевтическими, неврологическими, хирургическими. Обращаются даже с лор-болезнями, по части офтальмологии, урологии.

Вам смешно, а мы вынуждены всех принимать, потому что если откажем и не направим к нужному специалисту, рискуем нарваться на жалобу в связи с неоказанием медицинской помощи, которые начальством чаще всего не разбираются, а влекут за собой наказания.
Иные граждане вообще поступают хитро: приходят за плановой помощью ночью, чтобы не стоять днем в очереди. «Вы же все равно работаете, вот и примите!» Но, признаться, уж лучше такие ночные посетители, чем буйные, которые зачастую представляют опасность для жизни и здоровья сотрудников отделения.

- Что, частые гости?

- Постоянные. Подвыпившие, жаждущие скандала, драки – все к нам, как ночные мотыльки на огонек. Покуражиться, выбить дверь, поломать мебель, поглумиться над безответным персоналом – работники экстренной медицины никак не защищены законом от нападок разъяренной публики. Избиения врачей на рабочем месте в травмпункте происходят практически ежегодно.

Шум, крики, несомненно, являются сильным раздражителем для жильцов дома, на первом этаже которого находится отделение. По-хорошему, такое подразделение не должно размещаться в жилом доме. Этот вопрос нами тоже неоднократно ставился перед руководством, но безрезультатно.
В этом году отделение оборудовали камерами видеонаблюдения. Замечательно, но от конфликтов с посетителями они, к сожалению, не спасают.

- А охрана?

- Охранники да, появились четыре года назад. Как правило, из числа пенсионеров. Что они могут? Разве что тревожную кнопку нажать для вызова полиции. Работа нервная, поэтому редко задерживаются надолго.

Как-то один из новеньких охранников первую же ночную смену оставил запись в журнале дежурств: «Бедные медики! За такую работу им всем надо памятники при жизни ставить, орденами наградить и премии выдать. А я ухожу. Эта работа не для меня». И уволился на следующий же день.

Силы и средства

В разговоре Борис Владимирович признался о том, что не раз сожалел об уходе из областной больницы. Однако причиной его стремительного увольнения из травматолого-ортопедического отделения поликлиники стало вовсе не это, и уж тем более не поздние визиты неадекватов.
Без малого десять лет напряженной работы по выстраиванию нормальной жизнедеятельности подразделения, очень важного для населения города, собирание по крупицам коллектива единомышленников, ежедневная тонкая настройка подчиненных на развитие профессиональных навыков не могли не оставить следа в душе.

- Несмотря ни на что, я люблю свою работу, получаю от нее истинное удовольствие. Каждое утро прихожу… приходил в отделение с настроением. Но так вышло. Система двойных стандартов – не для меня.

- Уходя, что желаете своим коллегам, отделению?

- Коллегам – доброго здоровья, крепких нервов и личного счастья. Искренне благодарю всех за совместную работу.
Отделению – сил и средств в необходимом объеме. Силы – это квалифицированные кадры, доктора и медсестры. Средства – достаточное финансирование организации и достойные зарплаты сотрудников. Такие, чтобы люди спокойно могли прокормить семьи, работая на одну ставку. Тогда и профессионального выгорания не будет, и качество оказания медицинской помощи поднимется на должную высоту.

- Чем планируете заняться?

- Земледелием, - смеется доктор. – Выращиванием овощей на даче. Рыбалкой, охотой, коллекционированием – всем, на что раньше не хватало времени. Во всем надо стараться находить плюсы!

Саша ОСЕНЕВА


От автора. По удивительному совпадению, увольнение Б.В. Иващенко случилось вскоре после истории с сотрудником травматолого-ортопедического отделения первой поликлиники Санжарбеком Абдувалиевым, о которой рассказывали наши издания («Колымский тракт» №25 от 20.06.2018, «Северная надбавка» №28 от 11.07.2018).

Приглашенный в Магаданскую область специалист С.С. Абдувалиев поднял вопрос о нарушении условий договора в части предоставления служебного жилья и своевременной компенсации региональным минздравом затрат на оплату съемной квартиры.

Информация об этом дошла до врио губернатора области С.К. Носова, который обсудил жилищную проблему с доктором на личном приеме в присутствии министра здравоохранения И.Е. Лариной.

Менее чем через месяц после встречи завотделением «травмы» Б.В. Иващенко пишет заявление об увольнении по собственному желанию, а уже через несколько дней на его место назначается другой руководитель.

По сведениям автора, настроение у ряда сотрудников отделения подавленное. Люди с тревогой ожидают грядущих перемен.

«СН» №33
Внимание! Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация Комментировать статьи на нашем сайте возможно только в течении 10 дней со дня публикации.

Вопрос недели

В региональное отделение ОНФ поступают звонки магаданцев о том, что в их платежках от управляющих организаций появился ещё один получатель средств: ООО «Расчетно-кассовый центр».

Эксперты ОНФ предупреждают жителей, что одностороннее изменение условий оплаты со стороны УО «РЭУ 3» и ООО «Любимый город наш», любых иных УО противоречит законодательству.
Кроме того, на сегодня нет достоверных подтверждений того, что ООО «РКЦ» прошёл установленную законом процедуру регистрации.
Свои рекомендации жителям о том, что делать в этой ситуации, эксперты регионального отделения направят в СМИ в ближайшее время.