Магаданская область, вторая половина 90-ых. Субъективные заметки


Магаданская область, вторая половина 90-ых. Цветков и Титкин. Субъективные заметки
(Продолжение)

НАЧАЛО РАБОТЫ

Десятидневная командировка Александра Алексеевича дала мне возможность спокойно вникнуть, что делается в аппарате администрации, наладить взаимодействие с аппаратчиками прежней состава. Многие смотрели на меня с удивлением и любопытством, - вернулся, так неожиданно, да еще к московскому гостю. Из заместителей губернаторов в первые дни моей работы пригласил меня зайти П.П. Шукан – зам по социальной сфере и преемник Н.П. Щербак. Спросил, как дела и нужна ли мне помощь, сказав, что по его мнению, я правильно сделал, что согласился. Только спустя почти два года А. Титкин проговорился, что меня ему рекомендовал именно Петр Петрович Шукан.

По приезду из Москвы Александр Алексеевич сообщил, что завтра в Магадан возвращается губернатор. Мы спланировали 2-х недельную командировку в Омсукчанский и Ягоднинский районы. Александр Алексеевич хотел посетить как можно больше серебро- и золотодобывающих предприятий, а также Колымскую ГЭС. Позже я узнал, что он искал возможность решить в Москве вопрос о передаче пакета акций РАУ ЕЭС России в управление той самой финансово-промышленной группе, которую и пытался создать Александр Алексеевич. При наличии режима особой экономической передача пакета акций энергетиков значительно увеличивала инвестиционную привлекательность «Магаданзолото».

Магаданская область, вторая половина 90-ых.  Субъективные заметки
Александр Алексеевич Титкин. Фото газеты "Труд"
http://www.trud.ru/article/20-08-2016/1340899_chelovek_s_medalju_zaschitnika_belogo_doma_33.html


Пока Титкин был в Москве, я занимался оргработой. Меня удивило, что на двери приемной Титкина вместо именных табличек зияли пустые плексоглазые шаблоны. Но посетители должны были знать хотя бы к кому они идут на прием. При оформлении приемной указал и свои данные, как помощника. И вот замы встречают губернатора Цветкова, он проходит – как некоторое время спустя рассказал мне Титкин – мимо нашей приемной и видит табличку в том числе с фамилией Водолажский.

– Саша, ты кого взял? Он же враг! – громко сказал он.

Титкин мне посоветовал свои данные пока снять, все равно через пару недель мы переехали в другое здание по ул. Пролетарская, д. 11, где располагался Департамент промышленности администрации. Там было спокойнее работать, не было этой аппаратной суеты.

Титкин понял, почему я с самого начала оговаривал для себя условия подчинения только ему, даже в его долгие отсутствия в Москве. Для откровенных высказываний определил условие - только ему, и только с глазу на глаз. Также завел правило после работы вместе ужинать или у него дома, или в тихих точках «общепита». Мне памятен один случай в конце октября. Было около 10 вечера, уже хотелось домой, но шеф работал – постоянные звонки в столицу, – и я не имел права уйти. В здании уже практически никого не было, в приемной томился наш водитель. Тут к Титкину зашел Н. Дудов - тогда еще помощник губернатора. Шеф попросил меня купить что-нибудь перекусить, и водки. Я решил, что совместного ужина сегодня не будет, и можно уйти. Захожу в кабинет Александра Алексеевича, сервирую нехитрую закуску и откланиваюсь.
– А ты куда? Андрей, садись, с нами, – сказал Титкин голосом, не терпящим возражений.
Н.Н. Дудов напрягся. Эта идея ему не очень понравилась. Но он стерпел. Я сидел, пытаясь не мешать их беседе, но Александр Алексеевич постоянно подключал меня к разговору постоянными вопросами. Ситуация для меня была неловкая. Я-то знал отношение ко мне помощника губернатора. Так продолжалось с пол часа, затем Титкин сказал, что, если тороплюсь, могу идти, а сам еще остался с Н.Н. Дудовым. До утра никак не мог понять, что это было? Зачем при таком приватном разговоре был нужен я? Утром, как обычно заезжаю перед работой за шефом. На мой вопросительный взгляд, улыбаясь, объяснил:

– Ты был прав, что новое окружение, да и сам губернатор не очень доволен моим выбором в отношении тебя. Поэтому я специально пригласил к себе Николая Николаевича ,организовал этот вчерашний фуршет и оставил тебя. Он помощник губернатора и, как ты говоришь, агент влияния. Так вот вчера и было продемонстрировано, что ты подчиняешься только мне. Все - как договаривались.

Я очень оценил этот ход Александра Алексеевича. И, действительно, с того момента стали выстраиваться паритетные отношения в работе с аппаратом.

Магаданская область, вторая половина 90-ых.  Субъективные заметки
Валентин Иванович Цветков

В те первые осенние месяцы 1997 года в командировках по районам и по вечерам, после окончания работы, он много расспрашивал о руководителях, которых я знал уже не один год. Интересовался историей Магаданской области. Из своей личной библиотеке я дал ему две книжки: томик Олега Куваева с романами «Территория» и «Правила бегства» и сборник рассказов и повестей Альберта Мифтахутдинова. Он их прочел. Мне всегда импонировало его отношение к месту нынешней работы. Он говорил у НАС в Магадане. У НАС на территории области.

В те дни он сделал упор на написании массы вариантов проектов федеральных документов и собственно закона «Об особой экономической зоне в Магаданской области».

Не буду отвлекаться на частности. Скажу только, что схема работы над ним была двухступенчатой. Возглавлял ее А.А. Титкин. Он был известной фигурой в столичных органах власти и пользовался заслуженным авторитетом. Над проектом с ним работала в Москве группа ученых экономистов, которую возглавляла, если мне не изменяет память, М.А. Алексеева – доктор экономических наук. Они готовили обоснование необходимости введении режима особой эконом зоны и его параметров на территории Магаданской области.

В середине декабря Титкин с проектами документов опять улетел в Москву. Вернулся сразу после новогодних праздников… с женой и одной из трех своих дочерей. Он хотел своим московским барышням показать свое новое место работы и жизни – город Магадан. Мы оценили этот поступок, как подтверждение - не варяг.

Были они в Магадане до конца марта 1998 года. 12 февраля я с нашим небольшим коллективом отмечал свой день рождения. Александр Алексеевич незадолго до этого простыл и несколько дней отлеживался дома. Работали только по телефону. Каково было наше удивление, когда он вечером зашел в мой кабинет при полном параде с женой и дочерью, с подарками. Это было одно из самых теплых празднований моей даты.

И вот опять Титкин в Москве. Согласовывает и «протаптывает» в московских кабинетах жизнь нашей особой эконом зоне. И опять работаем в режиме постоянной телефонной связи – мне поручения – ему необходимая информация и документы. Представляете как это удобно при 8 часовой временной разнице. Но мы не роптали, старались всячески помогать ему в работе, выкладывались на совесть.

Время было напряженное. В начале мая мне по личным обстоятельствам было необходимо взять внеочередной отпуск и лететь в Нижний Новгород. Без особых надежд, позвонил Александру Алексеевичу, объяснил свою ситуацию. Выслушал. Помолчал, потом сказал – завтра жди решения, позвоню сам.

Вечером следующего дня звонит Титкин.

– Завтра ознакомишься с распоряжением об отпуске, получишь деньги в бухгалтерии, билеты на 3 мая тебе заказаны. Прилетишь в Нижний, дашь мне свой контактный телефон. Все, удачи.

И отбой.

Через месяц я решил все свои проблемы. Звонит шеф:

- Придется прервать отпуск, завтра поездом приезжай в Москву. Ты мне нужен здесь. А через пять дней летишь домой. К нам летит вице-премьер Немцов – удобный случай завизировать у него в Магадане Постановление Правительства о внесении в Госдуму проекта закона об экономзоне.

Пять дней в Москве. Впечатлений на всю жизнь. Кабинеты Белого дома и Государственной Думы. На практике увидел, как шеф «протаптывал» жизнь нашему закону и как все это непросто. Горы документов, поправок и замечаний к закону. Тогда я не представлял, как все это можно увязать и решить, добиться, чтобы закон прошел через все властные тернии и был подписан Президентом.

В один из дней своего визита Немцов должен был участвовать в областном однодневном совещании в здании МЦК. Это была любимая «фишка» губернатора Цветкова - проводить массовые «партактивы». Александр Алексеевич решил там и получить необходимые согласования на документах. Как раз весь день будут Немцов и Цветков вместе. С утра я для работы А. Титкина «арендовал» кабинет директора МЦК. И Александр Алексеевич к вечеру получил необходимые визы. Это была его очередная малая победа.

Через день он опять улетел в Москву. Очень хотел, чтобы Госдума приняла на рассмотрение наш закон уже осенью 1998 года.

В конце августа Александр Алексеевич позвонил, что дела идут неплохо, с завтрашнего дня он улетает в отпуск на месяц погреться на солнышке, и этим дал мне понять, что и я могу немного расслабиться.

Магаданская область, вторая половина 90-ых.  Субъективные заметки
Андрей Юрьевич Водолажский-Колесников

А осенью он как-то исчез. На мои звонки не отвечает. Сам не звонит. От опричников губернатора как-то сразу повеяло привычным отношением начала 1997 года. Звонит Дудов и говорит мне, что А.А. Титкин серьезно болен, и в Магадан никогда не вернется. Что губернатор уже назначил нового руководителя департамента промышленности. Меня срочно садят в машину к Л. Осиповой – главному опричнику губернатора - и везут в служебный дом Титкина. Цель – переписать имущество, сдать ключи. Я отказался. И в тот же вечер дозвонился на мобильный телефон Александра Алексеевича. По голосу понял, что у него худо со здоровьем. Хотя он успокаивал – мол, все обойдется. Подтвердил, что я правильно сделал, что не отдал дом.

Утром следующего дня Николай Николаевич Дудов, узнав, что я все же дозвонился до своего шефа, а Титкин, в свою очередь, позвонил Цветкову с целью объясниться, на меня просто орал. Вот тут я не сдержался, грубо, конечно, но куда-то его послал.

Написал заявление об уходе и во второй раз ушел из администрации. Зачем ждать, когда найдут повод, и тебя все равно уберут. Это у них получалось замечательным образом.

На следующий день уже мне домой позвонила супруга А.А. Титкина. Она сказала, что он уже в курсе моего решения, но все же просил в дом никого не пускать. Мы с нашим водителем фактически до мая следующего года ежедневно бывали в доме, выполняя поручение шефа. Ситуация ненормальная, но так было.

БОЛЕЗНЬ А.А. ТИТКИНА

Я не вправе раскрывать эту деликатную тему. Кратко. Первая операция у А.А. Титкина была сделана еще в октябре 1997 года. Но утром я его проводил до операционной, а утром следующего дня забрал домой. Я и забыл про это. А через год в Москве Титкину поставили онкологический диагноз, и была сделана вторая операция.

НЕИЗВЕСТНОСТЬ

Зима 1998–1999 гг. прошла в ожиданиях, что будет дальше. Из различных источников узнаю, что А.А. Титкин на лечении, пока не работает, но должность заместителя губернатора сохранил, правда без приставки руководителя департамента промышленности. От него информации никакой. Из средств массовой информации, что все же закон об особой экономической зоне все же стоит в повестке Госдумы на рассмотрении на весенней сессии. Но все может быть и не радужно.

Мой приятель и приближенный к губернатору журналист Г.В. Овчинников вообще считал, что этот закон не пройдет, позже он мне проспорил по этому поводу приличную сумму денег – отдал.

ВОЗВРАЩЕНИЕ А.А. ТИТКИНА

Из телевизионных новостей узнаю, что наш закон принят Госдумой 23 апреля, одобрен Советом Федерации 17 мая 1999 года. Это была уже большая победа.
Через пару дне вечером раздается звонок моего домашнего телефона. Слышу голос Александра Алексеевича.
– Надеюсь ты уже отметил наш общий результат? 22 мая бери нашего водителя и жду что вы меня встретите у трапа самолета. Все подробности и твои вопросы по прилету. До встречи.
Вот так. Честно говоря, я уже и не верил, что когда-нибудь его увижу.

22 мая суббота, солнечный день. С утра в доме Титкина мы с водителем организовали генеральную уборку и готовку обеда к приезду шефа. А сами «полетели» в аэропорт. Самолет приземлился по расписанию. Встал на стоянку, подали трап. Мы подъехали к самолету. Через некоторое время среди пассажиров увидели нашего руководителя. Обнялись и обратно в Магадан. На наш немой вопрос о здоровье шеф уклонился. Отшутившись сказал, что были проблемы – подремонтировали. Будем работать.
Потом обернулся на заднее сиденье машины, где был я и шутливо сказал, обращаясь к водителю.
– У нас, Коля, большие проблемы – у нас на заднем сиденье безработный. Думаю безработный не против опять со мной поработать?
Мы все рассмеялись.

Въехали в город. Шеф скомандовал первым делом ехать в администрацию. Там у него была короткая встреча с помощником губернатора. Прибыли к месту. Общаясь ко мне сказал: – а ты, безработный, со мной. Чего расселся. Увидев меня, Н.Н. Дудов напрягся. Титкин доложился, что прибыл, и в понедельник ему нужен рабочий кабинет для него самого, секретаря и помощника. И то, что с понедельника хотел бы согласовать распоряжение о приеме меня на работу в качестве своего помощника. С тем мы и удалились.

Вышли на улицу Александр Алексеевич, только и вымолвил: – «Какая у вас помощников взаимная неприязнь. Подъехали к дому шефа. А.А. Титкина встретили две известные ему барышни с роскошным обедом и убранным домом. Несколько часов Александр Алексеевич рассказывал о том, как был, в конце концов, «продавлен» закон в Госдуме. Мы смеялись над его как всегда острыми шутками. И нас успокаивало и радовало его хорошее настроение. От вопросов, что дальше уклонялся: – «Все не сегодня».
А мне сказал: – «Завтра в воскресенье к вечеру будь дома, я позвоню.

Часов 9 вечера позвонил Александр Алексеевич, сказал, что он в машине у подъезда моего дома. Я быстро собрался, вышел и сел в дежурную машину. А.А. Титкин предложил мне поужинать в одном из кафе, где мало людей и тихо. За ужином Александр Алексеевич довольно подробно мне рассказал о своих проблемах со здоровьем, о которых я частично уже знал. Он был сильным человеком. Поэтому, заканчивая эту тему, он сказал: – «Доктора, при соблюдении им определенного режима, пообещали ему 10–12 лет жизни. И что он еще месяц был у тибетских лекарях и там еще прошел курс лечения и принимает лекарства и что через год, по их мнению, от хвори не останется и следа. Забегая вперед – думаю, что это как раз и было одной из причин его внезапного раннего ухода.

Далее он рассказа подробно свой план дальнейшей нашей работы. Дело в том, что в соответствии с Федеральным законом «Об особой зоне в Магаданской области» должен быть разработан и принят областной закон об особой экономической зоне. Где уточнялись отдельные параметры. И далее должна быть создана Администрация этой зоны. Ей и вменялась реализация этих законодательных актов. А.А. Титкин сказал тогда что губернатором ему поручено отработать с налоговой службой отдельные параметры по налогам и согласовать размеры взносов участников режима особой экономической зоны. Сами взносы будут формировать Фонд особой экономической зоны. Также со слов Александра Алексеевича губернатор будет его рекомендовать на должность руководителя администрации особой экономической зоны. Далее он спросил, что я об этом думаю.

Я начал с того, что с учетом событий прошлой осени все же меня настораживает отношение и губернатора и его окружения к нему. И что даже если Цветков и порекомендует Магаданской областной думе кандидатуру А.А. Титкина, это еще не значит, что депутаты проголосуют за него. Титкин парировал меня, тем что мы как раз и должны заранее поработать с депутатами, убедить их. Я не знал, как мне быть. Говорить правду или промолчать. Я решился все же пусть Александр Алексеевич будет заранее знать, где может и почему сложиться не в него пользу. Я сказал Титкину, что депутатский корпус состоит из 18 депутатов. Ровно половина из которых и они по моим данным точно в день решения будут участвовать в заседании думы голосуют как им скажет Цветков – они ручные. Более того, я перечислил их фамилии.
– Ты хочешь сказать, что Цветков их руками меня прокинет? – спросил А.А. Титкин.
– Именно так, – был мой ответ.
На этом мы расстались до следующего дня. Больше я не возвращался к этому разговору. Александр Алексеевич сам к нему вернулся позже.

Последующие две недели ушли на согласование положений проекта областного закона об особой экономической зоне с налоговиками, таможенниками, правоохранительными органами, депутатами областной думы. Александр Алексеевич работал сутками без выходных. Заседание Магаданской областной думы с повесткой о принятии закона и выборе руководителя Администрации особой экономической зоны назначено на 15 июня.
11 июня рано утром мы А.А. Титкиным выехали п. Ягодное. На 12 июня было назначено информационное совещание для руководителей Сусуманского и Ягоднинского районов по вопросу организации режима особой экономической зоны. В этот же день А.А. Титкин поздравил главу района Ф.И. Тренкеншу с 50-ти летием. Они дружили.

13 июня мы вернулись в Магадан. До начала заседания думы оставалось сутки. Не знаю, я не фаталист, но за день до заседания. А.А. Титкин вдруг захотел купить новый костюм черного цвета. Мы долго его выбирали. Вечером за традиционным ужином дома А.А. Титкин еще раз надел новый костюм.
– Так сколько говоришь депутатов примут участие в заседании Думы? – спросил он у меня.
– 13–14 депутатов – остальные в отпусках.
Протягивает мне листочек бумаги и ручку: – «Напиши свой прогноз».
Я написал 5:8 исходя из общего числа 13. А.А. Титкин не стал смотреть, молча сложил его и положил в нагрудный карман пиджака.
– Завтра посмотрим, не зря ли я столько времени терплю тебя, – улыбаясь, сказал он.
Мне же, к сожалению, было не до улыбок. Ситуация к этому не располагала.


Первая часть заседания облдумы прошла. Блестяще, как всегда аргументировано выступил А.А. Титкин. Четко ответил на все вопросы. Закон приняли быстро и единогласно. А вот вторая половина пошла уже по продуманному… губернатором сценарию. В требования соискателю должности руководителя Администрации особой экономической зоны депутаты (голосование большинством!!!) среди прочих оперативно включили пункты, которые были явно, по их мнению, не в пользу А.А. Титкина – наличие магаданской регистрации и декларация об имуществе. Первое условие я предполагал и заранее документ о местной регистрации сделал, а вот второе…

Все данные о доходах в Москве, как их сейчас в течение часа–двух достать. Перед рассмотрением кандидатуры на должность объявили перерыв. Я посмотрел на шефа и выскочил из зала заседания. Триста метров и я в приемной руководителя налоговой службы области. Подробности опущу. Через тридцать минут декларация об отсутствии имущества у меня в руках. Захожу к А.А. Титкину – он что-то обсуждает с В.К. Христовым, руководителем «Сусуманзолото», депутатом облдумы. Отдаю декларацию шефу. Он смотрит и начинает заразительно смеяться.
– А как ты угадал? У меня действительно ничего нет!

После перерыва депутаты обсудили представленную губернатором кандидатуру А.А. Титкина и приступили к процедуре тайного голосования. Результат – 5 – за; 8 – против.

А.А. Титкин с В.К. Христовым уходят в кабинет шефа, я за ними, но остаюсь в приемной. Через несколько минут слышу голос Титкина: – «Андрей, зайди!».
– Где тот твой прогноз?
– В нагрудном кармане пиджака.
Достал вчерашний листочек с моими цифрами, развернул: – «Ты смотри – 100 % точность. Ладно, подожди в приемной». Я должен подумать. Пока я ждал в приемной, мне уже стало известно, что на следующий день Цветков предлагает думе новую кандидатуру – И.Д. Озимка, главу Хасынского района.

А.А. Титкин, не зная еще этого, вновь зовет меня и говорит, что мы тут с В.К. Христовым обсудили проблему, я сейчас пойду к губернатору и попрошу вынести мою кандидатуру повторно. Я сказал все, уже знал про всю эту ситуацию и что у Цветкова в приемной сидит И.Д. Озимок.

Таким я Шефа видел два раза – это был первый. Его лицо стало серым под цвет костюма. Мы с В.К. Христовым вышли. Через пол часа Александр Алексеевич вышел из своего кабинета, подхватил меня, и мы поехали к нему домой, так рано еще и четырех дня не было. Тот вечерний разговор нет смысла пересказывать, он и так очевиден. То был первый удар, который Александр Алексеевич получил от своего друга Цветкова со времен работы в Совете Федерации, но не последний.

К утру, он принял решение закончить свою работу в Магадане.
– И ты, как я понимаю, даже если бы не захотел, тоже уходишь, – обратился он ко мне. – Я сейчас к губернатору, оформлю отставку, и будем прощаться. Иди пока к себе.

Через час меня приглашает А.А. Титкин к себе. Смотрю, он как-то повеселел, мрачность ушла с его лица. Он кратко пересказал разговор с губернатором. Оказывается Александр Алексеевич предложил Цветкову, вариант и условие своей дальнейшей работы в Магадане. Черт с ней с зоной. Обидно, но ведь особая экономическая зона только условие для создания и деятельности финансово-промышленной группы «Магаданзолото» – это была основная цель работы А.А. Титкина в нашем регионе. Губернатор согласился, и Титкин остался.

К концу августа все процедуры по созданию финансово-промышленной группы «Магаданзолото» были завершены. Подготовлены все документы, фактически задействована вся инфраструктура региона. Всем выгодно и все заинтересованы. Как итог осталось формально провести учредительное собрание акционеров, подписать протокол и экземпляры учредительных документов губернатором Цветковым. И вот оно собрание успешно закончилось. Губернатору передают документы на подпись, и он удаляется. Через час он улетал в длительную командировку в Москву. Через час произошло что-то не понятное для меня. А.А. Титкин пошел забрать подписанные документы, а ему их отдают без главной подписи. А губернатор уже в пути в аэропорт. А.А. Титкин садится в машину и догоняет Цветкова по дороге. Выясняется, что среди учредителей Цветков увидел своего «врага». И решил все похерить. Что стоило А.А. Титкину убедить губернатора, все же поставить свою подпись на документах знает только узкий круг людей. Но в любом случае это был второй удар по А.А. Титкину. Дело в том, что А.А. Титкин должен был быть с этими документами у А.Б. Чубайса в РАО «ЕЭС России»» для завершения работы по созданию региональной финансово-промышленной группы «Магаданзолото». Принципиальная договоренность между А.Б. Чубайсом и А.А. Титкиным уже была достигнута.

Стрессы не прошли даром. Уже на конец августа приобретен билет для командировки А.А. Титкина в Москву, но самостоятельно он уже лететь не мог. В итоге мы его провожали 8 сентября в тяжелом состоянии. В самолет он уже самостоятельно подняться не мог. А 12 сентября в день своего 51-летия он скончался в Москве.

ЭПИЛОГ

Октябрь месяц 2002 г. Я позвонил своему многолетнему приятелю журналисту М.И. Горбунову. Попросил его совета по поводу создания новой газеты, над которой я тогда работал. Горбунов позвал к себе домой. В квартире кроме него был его товарищ. Горбунов представил нас друг другу. Оказалось, что его гость – сотрудник правоохранительных органов в отставке с очень большими звездами на погонах.

В это время по телевизору шла траурная процессия похорон в Москве губернатора Цветкова. М.И. Горбунов долго смотрел траурное шествие, а потом грустно пошутил.

– Представляете, вот сейчас взять и всю эту процессию разом «нейтрализовать», и вся наша область будет очищена, пусть на время, от крупного криминала.

Смешно не было.

Андрей ВОДОЛАЖСКИЙ-КОЛЕСНИКОВ
Внимание! Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация Комментировать статьи на нашем сайте возможно только в течении 10 дней со дня публикации.

Вопрос недели

В региональное отделение ОНФ поступают звонки магаданцев о том, что в их платежках от управляющих организаций появился ещё один получатель средств: ООО «Расчетно-кассовый центр».

Эксперты ОНФ предупреждают жителей, что одностороннее изменение условий оплаты со стороны УО «РЭУ 3» и ООО «Любимый город наш», любых иных УО противоречит законодательству.
Кроме того, на сегодня нет достоверных подтверждений того, что ООО «РКЦ» прошёл установленную законом процедуру регистрации.
Свои рекомендации жителям о том, что делать в этой ситуации, эксперты регионального отделения направят в СМИ в ближайшее время.