Проблемы выживания


БОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ВЫЖИВАНИЯ
Пока родовые общины ходят по кабинетам власти, выбивая разрешения на отвод земель, их угодьями давно уже пользуются другие

Посвященный проблемам коренных малочисленных народов «круглый стол», прошедший в ОНФ на прошлой неделе, ясно показал, что это еще одна очень болезненная тема, которой предстоит заниматься в самое ближайшее время. В противном случае она может вылиться в очень и очень серьёзный очаг социальной напряженности. Приходится констатировать, что вопросами элементарного выживания северных малочисленных народов сегодня никто из органов власти всерьёз не занимается. Такой вывод можно было сделать после выступления участников «круглого стола». Среди них были Павел Гарпани (Союз общин КМНС Магаданской области), Виктория Фирсова (Союз аборигенов и родовых общин БЭЛЭН (помощь и содействие), Василий Шахурдин (Родовая община «Екчен»), Екатерина Пономарева (Родовая община «Тахтоямск»), Дмитрий Петрович Коравье, долгое время занимавшийся проблемами коренных народов, ныне пенсионер; профессор Северо-Восточного государственного университета Елена Михайловна Гоголева и другие.


Основные традиционные занятия коренных народностей - кочевое оленеводство, рыбалка, охота. Причем, несмотря на то, что речное рыболовство было отнесено к подсобному, именно этот вид деятельности фактически позволял (и позволяет) местным выживать. Аборигенов в Магаданской области – около 6% от общего населения. Но вот какое странное дело: ни у одной родовой общины КМНС в Магаданской области нет своего участка! Из этого следует, что квоты на эти объединения не предусмотрены.

Понимаете, да? Есть участки с выделяемыми ежегодно многотонными квотами у целого ряда рыбодобывающих предприятий, которые делают на реках области свой бизнес, а у родовых общин – нет! И практически каждый год возникают «рыбные скандалы» на местах, когда чиновники всех мастей начинают ограничивать лимиты для обеспечения насущных потребностей аборигенов.

Подоплёка этих ограничений вполне понятна – как правило, она лоббируется магаданскими рыбопромышленниками, постоянно тянущими на себя одеяло рыбных квот. Но есть некоторая разница, которую стоит учитывать при очередном распределении: рыбодобывающие предприятия на этой рыбе делают прибыли, а представители коренных народностей с помощью выловленной рыбы пытаются накормить свои семьи и хоть как-то выжить.

Итог известен: рыбопромышленники жиреют, популяция лосося имеет тенденцию к сокращению, а семьи аборигенов ломают голову, чем прокормить семьи, исходя из выделенной им рыбной «подачки»…

А потом, позже, очередной депутат областной думы начинает принародно лить слезы, рассказывая о том, что на конкретно взятой лососевой реке близ поселения, в котором компактно проживают аборигены, подорваны запасы лосося, мотивируя тем самым снижение количества лимитов на нужды КМНС. При этом «забывая» указать истинную причину и конкретного виновника исчезновения рыбы, коими является деятельность его собственного рыбодобывающего предприятия.

Быть может, пора уже эту проблему раз и навсегда решить кардинально? Например, убрать со всех рек области промышленный лов рыбы, закрепив их только под нужды КМНС и лицензионного лова для всех остальных жителей региона? А рыбопромышленников отправить на морской лов, как это, кстати, давно уже сделано во всех других странах. Участки же на реках закрепить за конкретными родовыми общинами и участками лицензионного лова. В этом случае любое появление на реках посторонней бригады с неводом рассматривается как браконьерство со всеми далеко идущими отсюда выводами и санкциями.

Подобная «странность» проявляется и в занятии охотой. Из существующих на сегодня законных документов и положений получается так, что производить занятия охотой коренные малочисленные народы могут только на территории своих поселений. Абсурд? Разумеется! Но участники «круглого стола» рассказали несколько историй, которые свидетельствовали о том, что этот «абсурд» вполне себе имеет место быть в реальности.

Например, несколько родовых общин (официально зарегистрированных!) в течение длительного времени пытаются оформить земли под свои традиционные виды деятельности. И что? А ничего! Родовая община «Тахтоямск» уже второй год ходит по кабинетам различных ведомств и департаментов с нулевым результатом.

А тем временем, по заверениям полномочного представителя президента по ДФО Юрия Трутнева, в Магаданской области «раздаче не подлежат 74% земель», якобы зарезервированных губернатором для непонятных целей. «Для меня это - уровень коррумпированности руководителей регионов», - отметил полпред и продолжил далее, - «Скажу вам честно, на сегодняшний день даже не понимаю, почему Магадан (не раздает) - 74%». По его мнению, из списка распределяемых в соответствии с законом земель следует убрать только участки, обремененные правами третьих лиц, защитные леса, территории вокруг водных объектов, земли, необходимые для интересов обороны и поставленные на баланс по запасам полезных ископаемых. «Все остальное – отдайте», - призвал Юрий Трутнев.

То, что непонятно полпреду, по нашему мнению, лежит на поверхности. Эти «зарезервированные» 74% магаданских земель, не исключено, уже давно распределены и отданы вполне конкретным персоналиям, имеющим отношение к органам власти всех уровней и их приближенным либо доверенным лицам. Поэтому не стоит удивляться, когда очередная родовая община, приносящая заявку на выделение земли под ведение традиционных видов деятельности, получает вполне красноречивый ответ типа: «эти земли вы не можете получить, так как они оформлены (находятся в аренде) у заместителя губернатора (имярек), чиновника или депутата областной (городской) думы»…

- Так, может, лучше сделать так, чтобы первоочередное право на получение территорий под традиционные виды деятельности имели именно родовые общины? – задавали вопрос участники собрания. – А потом уже рассматривать заявки различных чиновников и компаний, которые извлекают на эксплуатации северных земель прибыль…

Самое интересное, что за последние годы принято очень много различных законов, положений и прочих документов, направленных на облегчение жизни коренных народов Севера. Но, как отмечали участники «круглого стола», основная проблема заключается в том, что все эти законы, по сути, не работают на местах, сопряжены с появлением дополнительных неудобств, либо чиновники вольно трактуют те или иные их положения.

В качестве примера рассказали о проблеме, связанной с перерегистрацией оружия для пастухов оленеводческих бригад. По действующему сегодня положению, каждый владелец оружия обязан лично прибыть в ближайшее место, где расположен разрешительный отдел и пройти всю процедуру перерегистрации.

- А теперь расскажите, как это сделать физически? – спрашивали люди. – Пастуху нужно каким-то образом выбраться из бригады, которая находится в лучшем случае в 200 километрах от ближайшего населенного пункта (регулярного транспортного сообщения, как вы понимаете, там нет), собрать документы, попасть на прием и так далее. А что делать, если перерегистрацию необходимо пройти одновременно нескольким членам бригады? На кого оставить оленей?

Был реальный случай, когда старейшина оленеводства Виталий Николаевич Элрика, находясь уже в весьма преклонном образе, полетел в Магадан для перерегистрации своего оружия, потому что «так требует закон». А не лучше ли (и правильней) наладить эту работу таким образом, чтобы сам инспектор разрешительной системы выбирался хотя бы раз в год (а лучше раз в полгода) в тундре с полным пакетом необходимых документов и на месте проводил бы все необходимые процедуры? Это было бы полезно еще и с той точки зрения, чтобы знать, как обстоят дела на местах. Только сделать нужно все таким образом, чтобы приезд инспектора воспринимался пастухами не как очередная «карательная мера» с последующим изъятием оружия, а именно как помощь со стороны властей.

Кстати, раньше ведь вопрос с регистрацией решался очень просто – директор хозяйства или любой его полномочный представитель единолично занимался от лица всех оленеводов этими проблемами. И всем было удобно.

Подобные проблемы, как можно убедиться, лишний раз говорят о том, что нельзя всех и вся стричь под одну гребенку. Особенно, если речь идет о северных народах и территориях.
С возрождением главного традиционного занятия – оленеводства, проблем на сегодня еще больше, чем успехов и положительного опыта. Практика работы родовых общин, крестьянско-фермерских оленеводческих хозяйств, муниципальных сельхозпредприятий, возникших в результате реорганизации бывших совхозов, государственных промысловых хозяйств показывает, что в одиночку и без государственной помощи им выжить, а тем более развиваться, просто не реально.

Тысячелетиями складывающаяся отрасль была разрушена за несколько лет, и её восстановление сегодня под большим вопросом, поскольку требует целого ряда связанных между собой действий и мероприятий, и в первую очередь – Государственной Программы поддержки отрасли. Причем, главная цель программы господдержки должна заключаться не в извлечении прибыли, а именно – в сохранении этноса и тех остатков оленеводческой практики, которые еще остались сегодня у ветеранов оленеводства.

Нужны формирование госзаказа на продукцию оленеводства, проведение нового землеустройства с учетом изменившихся форм организации хозяйства, необходимы новые маршруты кочевок с учетом оленеёмкости пастбищ, организация фактически «с нуля» ветеринарной службы, существенное обновление материально-технической базы отрасли, обучение и привлечение кадров из числа КМНС. И самое главное – крайне необходимо решить отношения собственности в оленеводстве, с предоставлением условий по созданию и господдержке частного оленеводства. Пока оленевод не будет считать выпасаемое им стадо своим, ни о каком развитии, сохранении и преумножении оленепоголовья не может быть и речи.

Еще один болезненный вопрос – возмещение ущерба, наносимого горнопромышленными предприятиями, действующими на территориях, которые когда использовались именно для традиционных видов деятельности. Те суммы, которые золоторудные компании перечисляют в рамках программ социального партнерства, не идут ни в какое сравнение с прибылями, получаемыми в результате их добычной деятельности.

Между тем, уже сегодня экологическая ситуация в различных районах проживания КМНС не однозначна. За 60 лет промышленных разработок россыпей золота более 200 рек бассейна верхней Колымы потеряли свое рыбохозяйственное значение. По самым оптимистичным прогнозам потребуется не менее 50 лет для их восстановления. Только в 1995-1996 гг. площадь нарушенных земель в области составила почти 75 тыс. га, которые в прошлом использовались как оленьи пастбища. Экологи и ученые утверждают, что разработка открытых месторождений золота, (самый красноречивый пример - золоторудное месторождение Кубака) превращает эти, некогда экологически благополучные территории, в промышленный полигон. К слову, когда разработку месторождения «Кубака» вела российско-американская золоторудная компания, там так и не была проведена полная экологическая экспертиза. В результате принявшая эстафету компания Полиметалл получила в наследство кубакское хвостохранилище — резервуар пульпы, прошедшей обогащение с помощью цианидов, которое многие экологи называют «бомбой замедленного действия». Как это впоследствии может отразиться на экологическом состоянии близлежащих территорий остаётся только гадать. А ведь есть еще и новые месторождения, которые сегодня начинают отрабатывать…

Мы часто слышим набившую оскомину фразу о том, что «недра в России – народное достояние». Но в чем это выражается конкретно, почему-то никто не говорит, а граждане страны не видят. Почему бы для начала не провести закон на местном уровне, который бы регламентировал значительные финансовые отчисления от крупных горных компаний на развитие тех же традиционных промыслов – оленеводства, охоты, рыбалки, иных видов деятельности? Уж не говорю о ежемесячном адресном отчислении средств на персональные счета хотя бы аборигенов для начала. А впоследствии – и всем жителям области, родившимся здесь. Такой опыт есть на Аляске, например, и в Арабских Эмиратах. Тогда не придется выпрашивать очередную подачку от федерального центра для того, чтобы залатать «социальные дыры».

Итогом «круглого стола» стало совместное решение озвучить главные проблемы на форуме ОНФ, который пройдет 4 июля в Якутске, а впоследствии – собрать расширенное заседание рабочей группы с приглашением на него максимального числа заинтересованных и ответственных лиц.

Алексей МАКСИМОВ
Внимание! Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Аватар пользователя Стас
  • Стас
  • 1 июля 2016 00:30
  • Группа Гости
  • Новостей: 0
  • Комментариев: 0
есть ли возможность поднять на сайте RSS-канал?
Аватар пользователя redaktor
  • redaktor
  • 1 июля 2016 05:45
  • Группа Администраторы
  • Новостей: 183
  • Комментариев: 16
Цитата: Стас
есть ли возможность поднять на сайте RSS-канал?

Не сейчас(
Информация Комментировать статьи на нашем сайте возможно только в течении 10 дней со дня публикации.

Вопрос недели

В региональное отделение ОНФ поступают звонки магаданцев о том, что в их платежках от управляющих организаций появился ещё один получатель средств: ООО «Расчетно-кассовый центр».

Эксперты ОНФ предупреждают жителей, что одностороннее изменение условий оплаты со стороны УО «РЭУ 3» и ООО «Любимый город наш», любых иных УО противоречит законодательству.
Кроме того, на сегодня нет достоверных подтверждений того, что ООО «РКЦ» прошёл установленную законом процедуру регистрации.
Свои рекомендации жителям о том, что делать в этой ситуации, эксперты регионального отделения направят в СМИ в ближайшее время.