Ложь детей не защищает, ложь детей растлевает!


Причина тяжелой ситуации, сложившейся вокруг моей внучки после гибели её мамы – ложь взрослых, считает дед по материнской линии В. И. Шпикермен. - Об этом мое нынешнее письмо. Копии документов, ссылки на которые я делаю в этом письме, ранее мной были представлены автору публикации "Любить сироту: Для себя или для ребенка? И можно ли перекладывать на него свой крест" и в редакцию газеты "Колымский тракт".
(Текст публикации размещен на сайте 19.02.2013, см. в разделе "Новости" под названием "Как может отец убийцы конвоировать отца убитой?" за эту дату или в рубрике "Общество", "Власть")

Считаю необходимым высказать свою позицию об основной причине продолжающейся уже более 5 лет трагедии маленькой девочки, моей внучки. К счастью, она пока мало что знает и, будем надеяться, пока ни о чем не догадывается. Побережем её.

"Человек должен быть честным, обманывать нехорошо", так с пеленок учили нас родители, воспитатели в детском садике и, конечно же, учителя в школе. Никому из нас, школьникам пятидесятых-шестидесятых годов, и в голову не могло прийти, что учитель может обманывать. Такого не могло быть, потому что быть не могло в принципе. У учителей были свои учителя. Иногда нам объявляли: "Завтра у нас на уроке будет присутствовать представитель РОНО, надеюсь, ребята, что вы не подведете меня и хорошо подготовитесь к завтрашнему занятию". И мы, бросая свои неотложные дела на улице и во дворе, готовились к завтрашнему уроку, так как представитель РОНО главнее самого директора школы. Мы знали, что в РОНО работают самые опытные, самые заслуженные педагоги, их авторитет был непререкаем.

Через пару десятков лет я уже своих детей учил быть честными, обязательными, чтить порядок и дисциплину и, конечно же, почитать учителя, как главного носителя и проводника этих нравственных ценностей. Позднее, став профессором педагогического факультета Магаданского университета, я переносил свое почтительное отношение к учителю на своих студентов, будущих учителей, поскольку они выбрали эту профессию. Тем не менее, ловчилы и вруны не находили со мной общего языка и уходили с моих экзаменов с пустыми зачетками, так как я сызмальства усвоил, что ложь и учительство несовместимы.

В 2001 г. я покинул Магадан и переехал в Санкт-Петербург, в Магадане осталась моя дочь и в 2002 г. родилась внучка. Пять лет назад произошла страшная трагедия.

От руки пьяного мужа - семейного насильника, в своей квартире в Магадане погибла моя единственная дочь. Убийца не только лишил жизни молодую цветущую женщину, он оставил сиротой мою внучку.

Однако перед тем как совершить свое страшное преступление он успел спрятать девочку у своих родителей в одном из поселков Ягоднинского района.

Потрясенный убийством дочери, похоронив растерзанное извергом тельце моего ребенка, я понимал, что в тот момент, в таком жутком состоянии я не способен обеспечить внучке необходимый психологический комфорт, поскольку ее законным отцом оставался убийца моей дочери. Одну девочку я для этого нелюдя уже вырастил.

Об этом я честно написал в РОНО Ягоднинского района в орган опеки и попечительства с просьбой помочь 4-летней девочке, пока она еще не осознала ужаса всего произошедшего, найти новых хороших маму и папу.

Главное, о чем я просил в том письме, ни в коем случае не оставлять ребенка в семье убийцы родной мамы, так как в будущем, когда она узнает правду о гибели мамы, это обернется для взрослеющей девочки страшными психологическими потрясениями.

Я надеялся, что мудрые педагоги уважаемого учреждения смогут найти наиболее гуманный способ помочь моей внучке. Однако на мое письмо - крик души, они не удосужились даже ответить и вопреки моим просьбам передали ребенка под опеку родителям убийцы.

Придет время, и девочка сама разберется, предал я ее тогда или пытался уберечь от судьбы жить с семейным насильником убийцей мамы, уберечь от тех жутких потрясений, с которыми теперь уж ей неминуемо рано или поздно придется столкнуться.

После того, как судом было доказано убийство моей дочери ее мужем, я добился через суд лишения убийцы родительских прав на мою внучку и стал добиваться передачи ее под мою опеку, так как действующие опекуны в основном заботились об интересах своего сына-убийцы, часто вопреки интересам опекаемого ребенка.

Они добровольно отказались от алиментов, которые должен был выплачивать для содержания девочки их сын, с тем, чтобы он смог погасить денежный долг, с аналогичной целью погашения долга своего сына они отказывались в пользу его кредиторов от причитающегося ребенку наследства от погибшей мамы. Летом 2010 г. они свозили девочку в колонию строгого режима на свидание с лишенным родительских прав отцом-убийцей мамы.

Сущность этих личностей я хорошо знал. Не о них речь, в своей слепой родительской привязанности к своему сыну, они обречены отстаивать, прежде всего, его интересы, каким бы он ни был.

Моим новым потрясением стали действия в этой трагической и неоднозначной ситуации ряда должностных лиц Управления образования Ягоднинского района, так теперь называют то самое РОНО, священный трепет перед которым мы испытывали в детстве.
Некоторые должностные лица органа опеки и попечительства Ягоднинского управления образования, которые должны защищать интересы ребенка и не допускать ущемление его законных прав опекунами, развязали войну против меня, поскольку я посмел претендовать на свою внучку.

И главным орудием борьбы этих людей со мной стала ложь! Интересы ребенка "отстаиваются" ложью?! Это чудовищный парадокс как с правовых, так и с нравственных позиций. Еще более чудовищным является то, что ложь исходит от организаторов образовательного и воспитательного процесса целого района.

На основе заключений, актов, заявлений этих людей, принимались и принимаются судебные решения, решения административных органов. Никто не разбирается, соответствуют эти документы и заявления действительности или нет. Лишь бы должным образом были оформлены полномочия и сами документы, а что в эту форму вложено уже не важно. А в эту форму нередко вложен заведомый обман. Пара конкретных примеров.

В протоколе судебного заседания по делу №2-468/09 от 25 декабря 2009 г. зафиксировано, что на вопрос суда о том, претендовал ли с 2007 г. кто то еще, кроме действующих опекунов, на мою внучку, представители Управления образования Ягоднинского района ответили, что нет, хорошо зная, что в органе опеки и попечительства лежат два моих заявления с требованием передать девочку под опеку мне.

Ответ на одно из них (вх. 1330 от 15.12.2009 г.) они подготовили уже на следующий день, после упомянутого судебного заседани (исх.1241 от 26.12.2009 г.). Из-за этих ложных сведений суд, на мой взгляд, принял ошибочное решение, устранять которое пришлось целый год.
Неверные сведения содержатся и в акте обследования условий жизни подопечной от 13.04.2011 г., подписанном Е.И. Голоцван в качестве уполномоченного органа опеки и попечительства. В нем говорится, что моя внучка не общается со своим лишенным родительских прав отцом, не получает от него ни писем, ни рисунков, плохо его помнит.

Однако при опросе ребенка педагогом-психологом 7 июня 2012 г., выясняется, что папа, оказывается, покупает ей игрушки, дарит открытки и девочка не просто его хорошо помнит, а испытывает к нему наиболее сильную привязанность. Напомню, что упомянутый акт был составлен по требованию суда, значит, солгали не только мне, но и - вновь - суду.

К акту от 13.04.2011 г. присоединила свою подпись и заместитель руководителя Управления образования Игнаткина Е.Ю., которая спустя всего год с небольшим после этого пишет в своем заявлении в Ягоднинский районный суд от 31.07.2012 г. (вх. № 5478.), что подарки от имени папы девочке дарят опекуны, чтобы ребенок знал, что папа помнит о нем. А как же в таком случае понимать подписанный вами вышеупомянутый акт, в котором написано, что в квартире и комнате девочки нет ничего, напоминающего ребенку об отце.

Что же это за психологический террор над ребенком, то убирают все, чтобы ничто не напоминало об отце, то одаривают девочку, чтобы она папу не забывала? Невозможно одну неправду прикрыть или объяснить другой, в этом случае получается произведение одной на другую.
Г-жа Голоцван Е.И. работает в Управлении образования Ягоднинского района консультантом по охране прав детства органа опеки и попечительства. Конечно, на этом поприще приходится решать тяжелейшие, зачастую неоднозначные проблемы. Но оправдания неправды на такой должности тем более быть не может.

Перечень фактов лжи, идущих от некоторых должностных лиц Управления образования (по старому РОНО) Ягоднинского района в мой адрес я мог бы продолжить.

И каждый из них на годы затягивает мою борьбу за внучку, по моему мнению, оставляет ребенка в опасной для него ситуации, когда интересы сегодняшних законных представителей, опекунов моей внучки и, одновременно, родителей человека, зверски убившего ее мать, вступают в противоречие с интересами опекаемого ими ребенка.

Она нужна им для достижений их собственных целей: любой ценой дождаться возвращения из колонии своего сына и передать девочку ему на воспитание. Страшно думать о том, как сложится ее судьба рядом с семейным насильником, уже уничтожившим одну девочку - маму ребенка. Мне же, отцу погибшей мамы девочки, стараниями опекунов и должностных лиц Ягоднинского управления образования, практически запрещено видеться с внучкой и принимать участие в ее воспитании и судьбе.

Суды же принимают решения на основе официальных актов, заявлений и заключений, составленных все теми же должностными лицами Управления образования Ягоднинского района. Какова же их правдивость, достоверность и объективность, я показал в этом письме.

Владимир Иосифович ШПИКЕРМАН,

Санкт-Петербург
Внимание! Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация Комментировать статьи на нашем сайте возможно только в течении 10 дней со дня публикации.

Вопрос недели

В региональное отделение ОНФ поступают звонки магаданцев о том, что в их платежках от управляющих организаций появился ещё один получатель средств: ООО «Расчетно-кассовый центр».

Эксперты ОНФ предупреждают жителей, что одностороннее изменение условий оплаты со стороны УО «РЭУ 3» и ООО «Любимый город наш», любых иных УО противоречит законодательству.
Кроме того, на сегодня нет достоверных подтверждений того, что ООО «РКЦ» прошёл установленную законом процедуру регистрации.
Свои рекомендации жителям о том, что делать в этой ситуации, эксперты регионального отделения направят в СМИ в ближайшее время.