Кедон - общий дом северян


ЗЕМЛЯ ПРЕТКНОВЕНИЯ В БАССЕЙНЕ РЕКИ ОМОЛОН
продолжение темы

Материал под названием «Кедон – наш дом» может служить продолжением темы, поднятой в публикации «Своя правда: земля преткновения в бассейне реки Омолон». В статье шла речь о родовой общине коренных малочисленных народов Севера «Харак», которая сейчас пытается отстоять свое право на охотсоглашение на участке «Кедон», что находится у них в аренде до 2062 года.

Сейчас участок выставляется на аукцион, для участия в котором у Родовой общины денег нет. «Шаг» у аукциона большой, только первоначальная цена лота прозвучала в размере 4 миллионов рублей.

По мнению обратившихся в редакцию представителей коренных малочисленных народов Севера (КМНС), развитие форм коммерческо-туристической охоты, которую развивают сейчас и намерены развивать после получения лицензии по результатам аукциона некоторые из его участников, может нанести серьезный урон оленеводству как основной этносберегающей отрасли. Представители коренных малочисленных народов усматривают в этом прямую угрозу не только оленеводству, но и всему традиционному образу жизни КМНС. Их опасения основаны в первую очередь на опыте общения с коммерсантами, намеренными принять участие в аукционе. Это вынудило их обратиться в областную прокуратуру, Правительство Магаданской области и профильные департаменты, к Президенту РФ с просьбой разобраться в ситуации.

Как выяснилось в ходе подготовки публикации, проблема, поднятая Родовой общиной «Харак», актуальна и для других родовых общин, проживающих в области.

Сегодня – продолжение темы.

КЕДОН – НАШ ДОМ

Омсукчанские эвены, родившиеся в поселке Кедон, рассказывают о своей родной земле, о профессиональной охоте, о сохранении национальных традиций.

РОМАН НИВАНИ

Роман Нивани - классический таежный охотник. Он сух и подтянут – сказываются многокилометровые ежедневные маршброски по колымской тайге. Острый взгляд и плотная сеть морщин не дают разглядеть, как и в любом азиате, возраст этого человека. Наверное, именно так в детстве после прочтения романа Владимира Арсеньева я и представлял себе легендарного Дерсу Узалу. Мы договорились с Романом Максимовичем об интервью и я, признаться, не сразу заметил, что в помещении уже не один. Охотник возник как будто из ниоткуда. Шагов не слышно – профессиональная привычка.

- В лесу без этого никак, - говорит мой собеседник. - Шумного охотника зверь почует за много километров и тогда не видать добычи.

5 дней назад Роман Нивани вернулся из тайги. В Магадан приехал по важному делу – купить охотничьих собак на следующий сезон. Для людей, подобных ему охота – это не развлечение, а традиционный образ жизни. Первого октября, еще в начале зимы, отправились омсукчанцы к месту промысла, а вернулись только в середине апреля.

- Каждый раз оказавшись дома, с большим интересом телевизор смотрим и газеты читаем, - рассказывает Роман Максимович. – Очень я и мои друзья удивились, что пока мы охотились, вокруг нашей земли разгорелись нешуточные страсти. Мне и моим землякам совершенно не понятно, почему родовая община “Харак” отстаивает свое право на ведение традиционного хозяйства и образа жизни на участке Кедон. Дело в том, что испокон веков на этой земле жили, охотились, разводили оленей и рыбачили эвены. Корякские стойбища всегда были расположены на много километров к северу, за горами в верховьях реки Омолон на границе с Чукоткой.

- А кто же все-таки сейчас занимается охотой в этих местах?

- Охотой мы здесь занимаемся многие века, но если говорить о новейшей истории России, то с середины 90-х, когда в Омсукчанском районе развалился оленеводческий совхоз “Буксунда”. Сейчас у нас около 10 семей, которые занимаются этим традиционным занятием. Охотимся каждый год. Осваиваем лицензии на лося, дикого оленя, снежного барана (это животное, кстати, не фигурирует в Красной книге), соболя и росомаху.

В руках Романа Максимовича весомый аргумент – паспорт, где в качестве места рождения указан поселок Кедон, Омсукчанского района Магаданской области. В прошлом здесь жили оленеводы. К концу 80-х поголовье оленей в Омсукчанском районе насчитывало более 30 тысяч, при этом только на кедонском участке 17 тысяч.

- В поселке Кедон жили мой отец и мать, здесь родились мои братья и сестры. Семья занималась оленеводством, отец охотился, – вспоминает Роман Нивани. - Когда я и мои братья подросли, мы последовали вслед за отцом, ему удалось привить нам любовь к этой профессии. Кедон – это небольшой поселок, но уютный. До него от места стойбища добирались на оленях, дальше на “аннушке” на Омсукчан. Так было в детстве. Когда я, а также 2 мои сестры и 5 братьев выросли, стали заниматься делом вместе с родителями.

ВЯЧЕСЛАВ БУКОВ

В Омсукчанском районе с 2003 года действует родовая община коренных малочисленных народов Севера “Кедон”. Ее руководитель Вячеслав Буков, тоже омсукчанский охотник. Его биография как две капли воды напоминает судьбу Романа Нивани. В графе место рождения – поселок Кедон, родители оленеводы. Молодость пришлась на начало 90-х годов, поэтому Вячеслав даже успел поработать в совхозе “Буксунда” оленеводом. После развала хозяйства несколько раз пробовал наладить собственное дело. Самостоятельно занимался охотой. Но со стороны государства этой отрасли поддержки нет никакой, поэтому все доходы от продажи мяса и пушнины были съедены расходами на топливо, транспорт, патроны и продукты, да и беготня с оформлением нужных бумаг – не охотничье это дело.

- В конце 90-х многие из нас пытались заниматься этим делом самостоятельно, но, как показала практика, охота дело затратное и без кооперации здесь не обойтись, - рассказывает Вячеслав Буков. - Добыча и сбыт – это совершенно разные направления. Пришлось на время бросить любимое занятие. Немного поработал на фабриках и рудниках, но в 2003 году вернулся на родную землю. Вы знаете, охотой занимались мой отец, дед и прадед, а также многие и многие поколения моих предков, поэтому разорвать эту связь с традиционным занятием, наверное, невозможно. Что такое для омсукчанского эвена берега реки Кедон? Здесь похоронены наши предки, эта земля наша Родина. У меня, в частности, на правом берегу погребены дед и отец. Дело в том, что эвены испокон веков жили и охотились в районе рек Кедон и Коркодон. Есть территории, на которых традиционно проживали коряки. К ним, в частности, относятся верховья Омолона. Непросто складывались отношения между двумя северными народами, случались и кровопролитные конфликты. Поэтому, что касается ситуации вокруг аукциона по участку Кедон, то я считаю, что здесь всем имеющим к этому отношение следует отнестись особенно ответственно, чтобы не допустить конфликта. За последние годы нам удалось встать на ноги, накопить средств, поэтому мы намерены принять участие в аукционе с тем, чтобы вернуться на свои родовые земли.

- А каково ваше отношение к тому, что участки, на которых традиционно проживали аборигены, выставляются на аукционы?

- Ну, во-первых, это требование закона и его нужно выполнять. Во-вторых, традиционный образ жизни аборигенов и развитие охотничьей отрасли не должны друг другу мешать. Конечно, для одних охота – это увлечение, но для нас, например, это еще и выгодное дело, профессия, которая кормит. В последние 10 лет дела у нас пошли на лад. Сейчас этим промыслом занимаются только в Омсукчанском и Среднеканском районах, поэтому зверей в колымских лесах развелось много. Участки наши находятся далеко от Омсукчана, чтобы добраться до них нужно преодолеть несколько сотен километров по бездорожью. Все это время большую помощь нам оказывает наш земляк, охотник, Игорь Донцов. Каждую осень на вездеходе или вертолете он забрасывает наших охотников к месту промысла, а весной помогает выехать самим и вывезти добычу. Мы обеспечены современной техникой, снегоходами, оружием, патронами и продуктами. В охотничьих хозяйствах есть спутниковая связь. Очень хорошо, что есть поддержка со стороны людей, которые не только понимают, насколько важно для аборигенов сохранять свои традиции, но и помогают нам сделать охоту коммерческим делом. Мясо и пушнина на сегодня востребованные товары. Люди занимаются этим целыми семьями, опыт передается от отца к сыну.

Сейчас площадь охотничьих угодий составляет 2/3 территории Магаданской области, но этим видом деятельности профессионально занимаются всего около 100 человек. В то время как спрос на охотничью продукцию практически неограниченный. Потребители готовы платить не только за трофеи, но и за качественное мясо. Сейчас по данным Магаданстата численность соболя в регионе составляет 31 тысячу голов, дикого северного оленя – 19,3 тысячи, бурого медведя – 9,4 тысячи, лося – 8,4 тысячи, снежного барана - 5 тысяч голов. Ежегодно охотникам удается осваивать менее половины установленных лимитов. Серьезный потенциал представляет охота на дикого оленя и лося, чье мясо высоко ценится во всем мире, как диетическое. Сейчас спрос на эту продукцию в Магаданской области значительно превышает предложение. Но пока большую часть оленины приходится возить из соседней Якутии. Еще один аспект – занятость представителей коренных малочисленных народов Севера.

ЕВГЕНИЙ НИВАНИ

Для Евгения Нивани охота сезона 2013-2014 для него стала особенной. Во-первых, сезон выдался удачным, домой вернулись с хорошей добычей. Ну, а во-вторых, на протяжении 6 месяцев он плечом к плечу работал со своим сыном Дмитрием. Парень отслужил в армии, к 25 годам попробовал себя в различных профессиях, но пример отца свое дело сделал. Теперь Дмитрий охотник.

- Я очень рад, что сын пошел по моим стопам, - говорит Евгений Нивани. - Сегодня для нас коренных жителей Севера – занятость молодежи большая проблема. Мы должны находить способы оторвать парней от пива и безделья. Считаю, что такая профессия, как охотник даст возможность ребятам не только достойно зарабатывать, но и приобщит их к традициям своих предков. Мы предпринимаем много усилий, чтобы вернуть молодежь в тайгу и очень хорошо, что иногда это получается.

Рассуждая о том, может ли вместе сосуществовать трофейная, коммерческая охота и та деятельность, которую ведут родовые общины коренных малочисленных народов Севера, нельзя забывать о том, что есть еще такое понятие, как профессиональная охота, - говорит Евгений Нивани. – Ведь еще в 80-е годы Магаданская область в этом направлении занимала одну из лидирующих позиций среди регионов Дальнего Востока. В свое время в госпромхозе “Юбилейном” трудились сотни охотников. Стоит заметить, что во многом благодаря их усилиям по добыче соболя наша страна в те годы вообще занимала первое место в мире. Конечно, доходы казны от этой деятельности нельзя сравнивать с платежами тех фирм, которые заняты добычей драгметаллов или рыбы. Но, во-первых, профессиональная охота – это рабочие места, во-вторых, все-таки налоговые поступления, в-третьих, и это самое главное, это занятие позволяет охотникам достойно содержать свои семьи. Все перечисленное не на бумаге, а на деле способствует поддержке коренных малочисленных народов Севера и сохранению их традиционного образа жизни.

Специалисты в области охотничьего хозяйства уверены, что налоговые поступления от охоты можно увеличить в разы. Учитывая то, что значительная часть этих средств останется в бюджете региона и муниципальных образований, есть прямая заинтересованность в развитии этой незаслуженно забытой отрасли экономики. В последние годы люди проявляют к этой деятельности интерес, так как сегодня этот промысел позволяет охотнику достойно жить. В основном связать себя с этой профессий стремятся аборигены.

ВАСИЛИЙ ПАПЕЛЕВ

- Последнее десятилетие было удачным для профессиональных охотников, - с этого начинает свой рассказ Василий Папелев. – В Омсукчанском районе многие профессионально занимаются этим делом. Охотятся два моих старших брата Петр и Михаил, братья Нивани, Ивановы. Отрасль активно развивается. Нам удалось создать хорошую материальную базу. Благодаря поддержки Игоря Донцова приобретены вездеход, трактор, снегоход и капканы. Кроме того, доходы охотников позволяют уверенно смотреть в будущее.

Василий Папелев также родился в поселке Кедон. По окончании в 1986 году с отличием Ольского сельскохозяйственного техникума вернулся работать в район ветеринарным специалистом в совхоз “Буксунда”. Профессиональной охотой стал заниматься одним из первых, с начала 90-х, когда оленеводство в Омсукчанском районе перестало существовать.

- Это было очень тяжелое время. Когда закрылся совхоз “Буксунда”, единственное дело, которое позволило нам, во-первых, не потерять связь со своей культурой и корнями, а во-вторых, получить возможность зарабатывать и кормить свои семьи, была профессиональная охота. Это и есть традиционный образ жизни эвенов. Несколько дней назад мы вернулись домой. И вот уже сейчас знаю, пройдет 2-3 недели, начнут ноги болеть – значит нужно обратно в лес. За 53 года очень привыкаешь ходить по колымской тайге. Ну, а земли, прилегающие к рекам левый и правый Кедон, всегда были территориями совхоза “Буксунда”. Еще до его создания здесь пасли оленей наши прадеды.

Сейчас Василий Папелев практически все время проводит в тайге. Летом рыбачит, зимой охотится. Всегда рядом с ним его супруга Светлана (кстати, по национальности корячка), помогает по хозяйству, обрабатывает пушнину.

СИТУАЦИЮ КОММЕНТИРУЕТ НАЧАЛЬНИК ДЕПАРТАМЕНТА ГОСОХОТНАДЗОРА ПРАВИТЕЛЬСТВА МАГАДАНСКОЙ ОБЛАСТИ ДМИТРИЙ ПАНКРАТОВ:

До 2012 года мы занимались лицензированием предприятий, которые проявляли желание заниматься охотой. Нужно было написать заявление, оформить необходимые документы и охотничьи угодья предоставлялись на основании Постановления администрации Магаданской области. С 2012 года распределение земель под охоту осуществляется по итогам аукциона. При этом, хочу обратить внимание на то, что земля остается государственной. Победитель аукциона лишь получает право вести на ней определенный вид деятельности. Законодательство России позволяет на одной и той же территории не только охотиться, но и поддерживать традиционный для аборигенов жизненный уклад, разводить оленей, заниматься сельским хозяйством, заготовкой леса, собирать дикоросы, использовать территорию под рекреационные цели. В последние годы мы наблюдаем, что в некоторых районах Колымы возрождается такое явление, как профессиональная охота. Конечно, нельзя сравнивать ее масштаб с временами СССР. Тогда соболя, лося, северного оленя добывали в несколько раз больше. Именно развитие профессиональной охоты, на мой взгляд, это лучшая мера поддержки коренных малочисленных народов Севера. Именно стабильные рабочие места и хорошие заработки позволяют нашим аборигенам сохранять свои многовековые традиции, передавать их подрастающим поколениям.

Омсукчанские охотники также намерены принять участие в предстоящем аукционе. Последнее десятилетие дало им возможность накопить для этого средства, обзавестись материальной базой. Помимо профессиональной охоты в родовой общине “Кедон” всерьез задумываются о возрождении на территории главной северной отрасли – оленеводства, но без помощи государства это будет сделать сложно.

Виктор СМИРНОВ.

ПРИЗРАК ДЕРСУ УЗАЛЫ

Как уже отмечалось, тема вызвала широкий резонанс. Часть из районных ассоциаций КМНС готовит собрания правлений, чтобы высказать своё мнение о сложившейся ситуации от имени общественных организаций. Без собрания правления этого сделать нельзя, а их организация требует времени. Однако есть и просто отклики, в том числе – за подписью ни одного человека из числа КМНС.
Часть высказываний оказалась более чем неожиданной.

Вот что, в частности, рассказала председатель Омсукчанской районной общественной организации Коренных малочисленных народов Севера Капитолина Алексеевна Дёмина:

- Не знаю, как могли охотники из числа аборигенов сказать Виктору Смирнову что-то подобное.

Вот корреспондент пишет о встрече с Романом Нивани, описывает свои впечатления об эвенском охотнике, сравнивает его с Дерсу Узала и дальше рассказывает как будто уже сам Роман Нивани. Однако когда я вчера спросила у Романа Нивани, был ли он в Магадане и давал ли интервью, он сказал, что нет, не только ни с каким корреспондентом не общался, но и ничего об этом не знает, телевизор не смотрел и газету не видел. А наутро вдруг отказался от своих слов и стал утверждать, что давал интервью. Нам это непонятно.

Братья Роман и Евгений Нивани, Вячеслав Буков, Василий Папелев – все, кто как будто состоит в давно несуществующей родовой общине «Кедон» и кто как будто давал интервью от имени охотников, это всё - работники И. Донцова. Они на него работают, он им платит за добытого зверя, в Омсукчане об этом знают все. Наверное, поэтому и помогает им техникой и ещё чем-то, раз у них общий коммерческий интерес.

Что касается родовой общины «Кедон», о которой также идет речь в статье Виктора Смирнова, то её давно не существует, она не действующая, говорю об этом совершенно точно, как председатель районной Ассоциации КМНС. На сегодня родовых общин коренных малочисленных народов в Омсукчанском районе всего две: «Гарпани» и «Минтай». Обе – рыбодобывающие, как и существовавший когда-то «Кедон».

Поэтому нам всё это очень удивительно и мы, конечно, ещё будем во всём разбираться, нам небезразлично, как будет развиваться ситуация.

ЗАЧЕМ РАЗЖИГАТЬ РОЗНЬ МЕЖДУ БРАТЬЯМИ?

Анна Кирилловна РЯБОВА (КАЙ), заместитель председателя Областной Ассоциации Коренных малочисленных народов и этнических групп Севера (КМН и ЭГС):

- Меня заставляет очень беспокоиться попытка столкнуть между собой представителей разных народов и этносов КМНС. Например, эти слова, которые в публикации Виктора Смирнова звучат от имени председателя родовой общины коренных малочисленных народов Севера “Кедон” Вячеслава Букова: «Что такое для омсукчанского эвена берега реки Кедон? Здесь похоронены наши предки, эта земля наша Родина. У меня, в частности, на правом берегу погребены дед и отец. Дело в том, что эвены испокон веков жили и охотились в районе рек Кедон и Коркодон. Есть территории, на которых традиционно проживали коряки. К ним, в частности, относятся верховья Омолона. Непросто складывались отношения между двумя северными народами, случались и кровопролитные конфликты. Поэтому, что касается ситуации вокруг аукциона по участку Кедон, то я считаю, что здесь всем имеющим к этому отношение следует отнестись особенно ответственно, чтобы не допустить конфликта. За последние годы нам удалось встать на ноги, накопить средств, поэтому мы намерены принять участие в аукционе с тем, чтобы вернуться на свои родовые земли».

Эти высказывания не только, на мой взгляд, провокационны. Меня до глубины души удивляет сам этот агрессивный тон и воспоминания о каких-то «кровопролитных войнах», необходимость «вернуться на свои родовые земли». Как можно вернуться туда, где ты сейчас?

Из контекста можно понять, что несколько омсукчанских эвенов, входящих в бригаду, работающую на И. Донцова, намерены начать аукцион почему-то в состоянии воспоминаний о войнах с коряками. К которым, как можно понять из текста Виктора Смирнова, относится и родовая община «Харак». Меня это поразило ещё и потому, что братья Нивани, Вячеслав Буков, Василий Папелев просто не могут не знать, что община, к которой относится Э. Апока, - это родовая община эвенов, и само её название «Харак» переводится с эвенского на русский как «Друг». Как эвены Нивани, Буков или Папелев могут этого не знать?

Я очень прошу не разжигать искусственные конфликты между северными народами и этносами, мы хотим жить в мире и согласии и безбоязненно, без оглядки на каких-либо хозяев заниматься на земле своих предков традиционными ремеслами, вести традиционный образ жизни.

ОЛЕНЕВОДЫ И ОХОТНИКИ

- Оленеводы и охотники, кем бы они не были по национальности, всегда жили в мире и помогали друг другу. Кто меня на словах может в этом переубедить, если я с детства своими глазами видела отношения в общине, с соседями, между разными северными народами? И сейчас вижу тоже самое, в этом отношении в жизни КМНС ничего не изменилось, - продолжает Анна Кай.

- Мой отец, Дьячков Кирилл Николаевич, всю жизнь занимался охотой. И приезжая к оленеводам, чукчам или ламутам, всегда знал, что его примут с радушием, присущим северным народам. Оленеводы любили, когда к ним приезжали охотники, ведь возле оленей всегда было большое скопление пушных диких зверей, а охотники били и волков, спасая тем самым поголовье от их нападений.

Кому из соседей - чукчей, коряков, ламутов, русских - «Харак» сказал хоть слово, свидетельствующее об их злых намерениях? Этого нет, и не может быть, зачем же натравливать брата на брата?

Мне жаль, что «Харак» пока не имеет возможности сам выразить своё отношение к происходящему, сейчас у оленеводов напряженная пора, идёт отёл важенок, все оленеводы в тундре, в бригадах, связаться с ними сложно.

Но у меня в голове не укладывается, как эвены-омсукчанцы могли дать такие комментарии, совершенно неприсущие мышлению северного коренного жителя, идущие вразрез со всеми устоями жизни… Вот не верится мне, что эти охотники могли такое сказать…

ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ДОБЫЧА ЗВЕРЯ И ОХОТА КАК ТУРИСТИЧЕСКИЙ БИЗНЕС

- Кроме того, северные народы не могут не понимать, что не просто профессиональная охота, а охота как туристический бизнес, ведь именно о нем сейчас в связи с аукционами идет речь, несовместима с оленеводством. И где гарантия, что с вертолетов, которые задействованы в этом виде досуга для обеспеченных людей, прилетающих «на охоту» отдохнуть и развлечься, увезти за свои деньги с собой побольше трофеев, охотники будут бить не только диких оленей, но и домашних? – продолжает Анна Кай.

- У нас за счёт разработки месторождений и добычи запасов пастбища и так постоянно сужаются, для оленеводства остается всё меньше места или привычные границы выпаса оленей сдвигаются. Это плохо сказывается на развитии оленеводства.

С другой стороны начинают давить представители от туристического бизнеса. В итоге страдает ареал обитания КМНС и традиционный для них образ ведения хозяйства, образ жизни.

И если месторождения подвинуть нельзя, то ограничить участки коммерческой охоты, на которую привозили бы туристов, вполне возможно.

ОБЩИЕ ЗАДАЧИ

- Мы со своей стороны, конечно, рады, что нескольким омсукчанским охотникам И. Донцов помогает, если помощь действительно есть, - продолжает Анна Кай. - Но как от депутата Магаданской областной Думы ждём от него иной помощи, а именно содействия в сохранении и развитии оленеводства как основной этносберегающей отрасли. Ведь в Омсукчанском районе, где его хорошо знают, на выборах он набрал самый минимум голосов, а Северо-Эвенский оказал ему доверие, поверив его обещаниям. И мы бы очень хотели, чтобы надежды оправдались. Потому что деньги, и личная прибыль, конечно, очень важны, но утратить оленеводство – это значит потерять северные народы. Как сказал брат эвенского поэта и писателя Семена Губичана, Федор Губичан: "Если не будет оленя, то не станет народа, ведь в олене - наша жизнь".

С этой точки зрения хотелось бы, чтобы предприниматели и коммерческие структуры, если у них есть возможность оказывать помощь муниципальным образованиям, на территории которых они зарабатывают свои капиталы, не забывали и про основные отрасли этих территорий. Для Северо-Эвенского района главная отрасль – это оленеводство. Оленеводам тоже очень пригодились бы и вездеход, и трактор, и снегоход. Это всё окупилось бы, оленеводство может быть прибыльным, может обеспечивать мясом всю область и продавать его за пределы регионы, как это было несколько десятков лет назад.

Но пока все только угасает. Крайне печальный опыт мы уже имеем: в Ольском, Омсукчанском, Хасынском и Среднеканском районах оленеводства как отрасли уже нет. Это значит, нет рабочих мест, нет налоговых поступлений, нанесен невосполнимый урон народам и этносам, выросло целое поколение людей, которые никогда не занимались оленеводством. И не все из них нашли себя в жизни, далекой от традиционного образа жизни коренных малочисленных народов.

Если так будет продолжаться, мы получим больше безработных, больше алкоголя и других негативных проявлений как следствия уничтожения исконного образа жизни, вплоть до гибели народов и этносов.

И это при том, повторю мысль, высказанную в более ранней публикации, что и без того коренные народы – не просто малочисленные, а вымирающие. Поэтому, как и во всем мире, в Российской Федерации есть целевые программы сохранения этих народа. В том числе – наша региональная, которая носит название программы социально-экономического и культурного развития коренных малочисленных народов Севера, проживающих на территории Магаданской области.

Есть и должна выполняться. И депутат от Северо-Эвенского района И. Донцов, наверное, должен принять в этом самое активное участие.

От редакции

КЕДОН - ОБЩИЙ ДОМ СЕВЕРЯН

Нет сомнения, что к проблеме, поднятой родовыми общинами КМНС, необходимо отнестись максимально взвешенно, быть предельно сдержанными в высказываниях, проявлять уважение к оппонентам, и оперировать только фактами, чтобы не искажать действительность.

С этой точки зрения считаю необходимым дополнить уже прозвучавшее следующими фактами.

ЧТО ТАКОЕ КЕДОН?

Кедон, приток Омолона, - это река с несколькими притоками, её протяженность - 296 км, устье расположено в 499 км по левому берегу реки Омолона, начало берёт на северном склоне хребта Молькаты.

Как говорится в «Википедии», река «течёт в северном направлении вдали от населённых пунктов».

Соответственно, на реке Кедон может быть хоть сто поселков с названием Кедон, левый Кедон или правый Кедон. Или не быть ни одного. Не обязательно иметь прописку с местом рождения именно в этом поселке для того, чтобы быть жителем этой территории. Точно также, как жители Ярославля, Нижнего Новгорода, Казани или Астрахани и еще множества городов – это всё люди, проживающие на реке Волге.

Поэтому Кедон вряд ли может быть домом исключительно 4-ых омсукчанских охотников, как это звучит в заголовке публикации, подготовленной, утверждается, от имени эвенских охотников. Мне он показался излишне категоричным, причем совершенно неоправданно.

Важно и то, что участок «Кедон», о котором шла речь в публикации «Своя правда: земля преткновения в бассейне реки Омолон», - это название не реки, не поселка, а лота, который выставляется на аукцион. Часть земель, аренда которых для определенных целей, в том числе оленеводства и охоты как части традиционного образа жизни, уже оформлена на период до 2062 года на родовую общину «Харак». Эта община эвенов наравне с другими живет на этой земле ни один век.

«КРАСНАЯ КНИГА»

В публикации от имени охотников, которые, утверждается, занимаются охотой на профессиональной основе, говорится, что снежный баран не включен в «Красную книгу». Перепроверила то, что проверяла во время подготовки своей публикации «Земля преткновения в бассейне реки Омолон», ещё раз. И увидела тоже самое: снежный баран, якутский подвид, включен в «Красную книгу», вот ссылка на неё в электронном формате: http://biodat.ru/db/rb/rb.php?src=1&vid=434

Чуть ниже – еще один подвид: чукотский.

Хочу обратить внимание читателей, что в «Красной книге» животные и прочие виды фауны идут не в порядке алфавита, там иной принцип построения. И снежный баран, оба подвида, расположены в самом конце раздела «млекопитающие».

Якутский подвид, говорится с «Красной книге», относится к чукотской популяции. Область распространения в прошлом охватывала все горные р-ны Чукотского АО на запад до реки Омолон, на юге до Анадырско-Майнско-Пенжинской депрессии. Состояние группировок снежных баранов более чем в 20 выявленных очагах неблагополучно и они находятся на грани исчезновения. На некоторых участках исчезает, наиболее масштабное сокращение ареала произошло на Чукотском п-ове.

А в главе «охрана» сказано, что снежный баран «занесен на уровне вида в Красный список МСОП-96. Все мероприятия по защите чукотского барана должны быть объединены в Государственную стратегию его сохранения».
В связи с этим утверждения о том, что снежный баран не внесен в «Красную книгу», высказанные в публикации Виктора Смирнова от имени самих охотников, на мой взгляд, требуют комментария специалистов. У меня в этой связи вопрос к Охотуправлению области: внесен ли всё-таки снежный баран в «Красную книгу» или нет. И если нет, то почему эвены Северо-Эвенского района считают, что да? А если внесен, то почему профессиональные охотники из соседнего Омсукчанского района этого не знают? И как, в таком случае, Охотуправление гарантирует выполнение правил охоты?

ОФИЦИАЛЬНЫЕ ИСТОЧНИКИ

По поводу родовой общины «Кедон» до уточнения всех обстоятельств можно сказать только одно: в мае 2003 г. она зарегистрирована как некоммерческая организация с такими видами деятельности (по кодам ОКВЭД) как рыболовство, рыбоводство и предоставление услуг в этих областях, вылов рыбы и водных биоресурсов в открытых районах Мирового океана и внутренних морских водах несельскохозяйственными товаропроизводителями.

Что касается заявления о том, что несколько омсукчанских охотников из числа коренных малочисленных народов за короткий срок заработали и отложили несколько миллионов рублей на то, чтобы вступить с аукцион, то это не может не радовать, просто здорово. Если действительно заработали, что несложно выяснить по данным Налоговой инспекции, то у них стоит только поучиться.

Елена ВОДОЛАЖСКАЯ-КОЛЕСНИКОВА.
Внимание! Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Аватар пользователя Semen Gubichan
  • Semen Gubichan
  • 5 мая 2014 13:37
  • Группа Гости
  • Новостей: 0
  • Комментариев: 0
Земля родная дышит жизнью
Олешек много и зверья
Идет эвен вслед за оленем
Везде б так было и всегда

Эвен-охотник - благо дело
Оленевод-эвен всегда
Дружили, с промысла обмены
Производили на местах

Харак - друг Земли эвенской
Общиной стадо круглый год
Пасет в долине омолонской
Богатой птицей и зверьем.

Из года в год отец Виталий
Маршруты стада проводил
Беречь природу в каждом деле
Потомкам в слове доводил.

В олене жизнь всего народа
Язык, традиции его
Олень - душа! Олень - природа!
Эвена спутник на земле...

Оленя нет и нет народа,
Традиций нет и языка,
Кочевья нет и нет свободы
Оленеводовы души...

Олень, чтоб жил нужны угодья
Оленьих пасбищ на земле
Беречь природу у эвена
Течет у мамы в молоке...

Но к сожаленью год от года
Метала важен желтый цвет
Давно утеряны угодья
Цивилизаций шрамный след...

Охота жизнь иль развлеченье?
Судьба, азарт - добытый зверь?
Иль это просто так, веселье?
Зверья невиданных потерь...

Община Харак на маршруте
Пасет стада на нем всегда
Охота, жизнь течет в общине
Со стадом в след и навсегда....

Харак - друг Земли эвенской
Общиной стадо круглый год
Пасет в долине омолонской
Богатой птицей и зверьем.

Из года в год отец Виталий
Маршруты стада проводил
Беречь природу в каждом деле
Потомкам в слове доводил.

В олене жизнь всего народа
Язык, традиции его
Олень - душа! Олень - природа!
Эвена спутник на земле...

Оленя нет и нет народа,
Традиций нет и языка,
Кочевья нет и нет свободы
Оленеводовы души...

Олень, чтоб жил нужны угодья
Оленьих пасбищ на земле
Беречь природу у эвена
Течет у мамы в молоке...

Но к сожаленью год от года
Метала важен желтый цвет
Давно утеряны угодья
Цивилизаций шрамный след...

Охота жизнь иль развлеченье?
Судьба, азарт - добытый зверь?
Иль это просто так, веселье?
Зверья невиданных потерь...

Община Харак на маршруте
Пасет стада на нем всегда
Охота, жизнь течет в общине
Со стадом в след и навсегда....
Аватар пользователя Angelina
  • Angelina
  • 21 апреля 2016 10:21
  • Группа Гости
  • Новостей: 0
  • Комментариев: 0
Daytona is alike with the hublot replica chase clue circuits and is absolute acclaimed through out the Grand Prix world. It is aswell the name of a Rolex watch, and aswell referred to as the Oyster Able Cosmography. This watch has become the best of abounding a antagonism disciplinarian and has becoming the tag of accepting the racing driver is choice due to affidavit actually accurate and justified. The Daytona Rolex was advised to admeasurement time delayed and account the boilerplate acceleration in a race. The Daytona Rolex aswell boasts of a ambit added duke and the minute and hour "totalizators that can be activated by advance buttons. The rolex replica bezel is aswell adapted to act as a tachometer. A new watch was launched in 1991 amalgam the acme movement. It had beyond dials and an close clue with allegory colors. Dials were black, white and albino backgrounds with Daytona in red. The latest watch uses a Rolex movement as adjoin the acme acclimated previously. One of the a lot of approved afterwards models today is the stainless animate Daytona Rolex. It boasts of accepting waterproof up to 330 anxiety , an engraved tachometer bezel and is cocky winding. As all models, a Daytona Rolex replica is aswell accessible and a Cast 1 Swiss replica boasts of accepting waterproof up to 100 anxiety and is one of the datejust replica a lot of big-ticket in the Rolex replica watches. Grades 2-5 are beneath expensive. The Cast 1 Daytona Rolex replica aswell comes with an advantage of a admirable atramentous or white face alternating with a stainless animate ability band. This cast comes with a abounding action alarm and a jewel movement from Velour that facilitates the buyer to time a alone affiliated movement. The superior associated with this archetypal commands a acceptable amount that hovers about $1500. However, generally affected watches do not accomplish for simple purchases. There are so abounding choices. It is acceptable in the consumer's best absorption to yield some time to investigate the assorted options accessible to them if it comes to affluence timepieces. Absolute easily, the adapted affected watches for the alone can acclaim apparel and they do not allegation to be adorned or over the top to be adroit and chic. In fact, abounding affected watches are simple, around-the-clock and affected just by their nature.
Информация Комментировать статьи на нашем сайте возможно только в течении 10 дней со дня публикации.

Вопрос недели

В региональное отделение ОНФ поступают звонки магаданцев о том, что в их платежках от управляющих организаций появился ещё один получатель средств: ООО «Расчетно-кассовый центр».

Эксперты ОНФ предупреждают жителей, что одностороннее изменение условий оплаты со стороны УО «РЭУ 3» и ООО «Любимый город наш», любых иных УО противоречит законодательству.
Кроме того, на сегодня нет достоверных подтверждений того, что ООО «РКЦ» прошёл установленную законом процедуру регистрации.
Свои рекомендации жителям о том, что делать в этой ситуации, эксперты регионального отделения направят в СМИ в ближайшее время.