Бесправные отцы и дети


БЕСПРАВНЫЕ ОТЦЫ И ДЕТИ

Сколько бы не ругали отцов, не желающих заниматься воспитанием своих детей, отказывающихся уделить им хотя бы толику своей любви, внимания и времени, скрывающихся от алиментов, более чем достаточно и других примеров.

Первое слово, которое сказал сын Андрея, было слово «папа». С первых дней отец, на тот момент ему исполнилось 22 года, сам купал его, кормил, вставал к нему по ночам. Он лежал с грудничком в больнице, ходил по поликлиникам, оформлял медицинские карты, когда позже записывал ребенка в спортивные секции. Вместе они участвовали в подготовке сначала к утренникам в детском саду, потом – в школьных мероприятиях, в городских конкурсах. Вместе ходили на тренировки, и на соревнованиях папа был одновременно самым преданным и самым требовательным болельщиком.

Вместе делали ремонт в квартире, выбирали обои, мебель и спортивные снаряжения для детской, когда спустя время после развода с мамой ребенка Андрей с женой вступили в ипотеку и приобрели квартиру. «Трёшку» новой планировки, чтобы у ребенка была собственная отдельная комната с кроватью (двухъярусной, с дальним прицелом на прибавление в семействе), с большой игровой зоной, хорошо оборудованным местом для учебы, спортивным уголком, который вместил бы всё необходимое для юного спортсмена, по оценке тренеров имеющего хорошие перспективы.

Жена не возражала. О сыне Филиппе Андрей сказал ей сразу, в их самую первую встречу. А вскоре и познакомил. 4-летний тогда малыш с первых минут потянулся к Насте, стал называть мамой. Как «мама Настя» или «тетя Настя» она и сейчас фигурирует во всех его разговорах, в том числе с психологами, учителями, представителями органов опеки.

А ещё есть мама Наташа. После развода молодых родителей прошло 5 лет. Всё это время мальчик проводил примерное одинаковое количество времени у каждого из них. Так бывшие супруги решили изначально, и всех, включая бабушек с обеих сторон, это устраивало.

А потом мама Наташа навсегда увезла сына в Белоруссию, практически лишив его возможности общаться с отцом.

- Я уверен, что основная причина – деньги, - говорит Андрей. – В Магадане, благодаря родителям и моей материальной помощи, в том числе помимо алиментов, у неё не было особой необходимости задумываться о них, она привыкла жить в своё удовольствие. Сейчас ей почти 30, у неё нет ни образования, ни профессии и квалификации, ни стажа постоянной трудовой деятельности.

Найти работу в чужой стране, где она еще несколько лет не будет иметь гражданства, ей будет крайне сложно, а при алиментах в 30 тыс. руб., которые она от меня ежемесячно получает, и искать не нужно.

Ради этих денег она фактически лишила нас с сыном возможности общаться, хотя в Магадане была рада тому, что практически половину времени Филипп проводит в нашей с Настей семье.

Самое страшное, что Наталья не хочет и не может дать ребенку ни нормального образования, ни воспитания. Сейчас, когда закладывается фундамент всей его жизни, должна формироваться необходимая для дальнейшего обучения база знаний, мировоззрение в целом, он попал в совершенно ненормальную психологическую атмосферу, в иную систему ценностей, возможностей, в мир хуже того, что был у него в Магадане.

Ребенок очень скучает по дому, по друзьям, по нашей с Настей семье, по бабушке. Он плачет и просит меня забрать его домой. Но Наталья не дает нам возможности даже увидеться, поговорить по скайпу, хотя я специально для этого купил ему планшетник и установил все необходимые программы. Но даже этот способ общения с сыном мне пришлось долго отстаивать.

Я много раз пытался договориться с ней о том, чтобы свозить сына на каникулах на море, но безрезультатно. В её интересах навсегда разорвать связь между нами, чтобы я оставался лишь источником средств к существованию, но был лишен права общаться с сыном. Она знает, что Филипп хочет жить со мной, он говорил это много раз, в том числе органам опеки, психологам во время судебных разбирательств.

СТУДЕНЧЕСКАЯ СВАДЬБА

Андрей и Наталья познакомились в маленьком поселке вблизи Магадана. На тот момент Андрей уже был студентом СВГУ, учился очно. С большим трудом семья купила ему собственную квартиру в Солнечном, решив, что пусть и в отдаленном микрорайоне города, но своя.

В поселок к маме он приезжал только на выходные. В один из них молодые люди и встретились.

А вскоре Наталья перебралась в Магадан, они стали жить вместе в квартире Андрея. По официальной версии, девушка поступила учиться в один из вузов города на платной основе, средства на учёбу ей давали родители.

На самом деле деньги уходили на удовольствия и развлечения: вечеринки, салоны, магазины, кафе и клубы.

Родители продолжали считать семью студенческой, и, когда речь зашла о том, что надо бы молодым узаконить свои отношения, оплатили свадьбу.

Откровенно говоря, оснований надеяться на то, что семья получится, было мало. Наталья была настроена совсем на другую жизнь и не скрывала этого. Андрей терпел. Ночные загулы, измены, уход к новому возлюбленному… И когда она в очередной раз среди ночи в слезах прибежала к нему искать помощи и защиты, принял.

Вскоре у пары родился сын. Мать 21 года, считал 22-летний отец, не в состоянии справляться с малышом, она устает, нервничает и срывается на ребенке. Поэтому практически все заботы о новорожденном Филиппе Андрей взял на себя. К тому времен он только устроился на работу после окончания вуза. Когда его направили в первую командировку, жена впала в панику. На купание ребенка стала собираться вся семья старших родственников, каждая бытовая мелочь, в присутствии Андрея решавшиеся как бы сами собой, превращались в целую историю.

- Она не привыкла заботиться ни о ком, ребенок раздражал её, - говорит Андрей.

РАЗВОД

Первая после рождения сына измена случилась, когда малышу было полгода. Спустя ещё несколько Андрей решил развестись. Шел октябрь 2006 года, Филиппу было 1 год и 9 месяцев.

Объявив о разводе, из квартиры Андрей Наталью не гнал, зная, что идти ей некуда. Бывшая жена продолжала жить в его доме и на полном его обеспечении до августа 2007, пока не переехала в свободную квартиру знакомых. Плату за аренду они с неё не брали, договорились, что, пока живёт, будет гасить только «коммуналку».

По поводу сына родители решили, что он будет проводить равное время у нее и у него, тем более что в сад он тогда ещё не ходил и, формально, мать находилась как бы в отпуске по уходу.

Месяца через три Наталья подала на алименты, Андрей не возражал, в каком-то смысле это было даже хорошо, по крайней мере, всё официально, а ребенка он так и так содержал, ведь ни работы, ни собственных денег у бывшей жены не было.
Он и после официально удерживаемых с него алиментов продолжал помогать материально, платил за садик, не отказывал, когда бывшая жена просила положить деньги на счёт её мобильника или купить продуктов. Средств на сына он не жалел и в студенчестве, а сейчас, когда стал работать – тем более. К тому же молодого специалиста ценили, и выражали это в том числе материально. Он быстро, как это часто бывает в Магадане, пошел в гору, и сейчас, спустя всего несколько лет, аспирант, работающий над диссертацией по профилю своей работы, руководитель структурного подразделения, хорошо известен в среде молодых ученых.

Наталье родители спустя время купили однокомнатную «гостинку» на Марчекане, время от времени она работала по договорам, доход был небольшой, тысяч 12-13 в месяц, и на продолжение работы не вдохновлял.

Может быть, так бы все они и жили, если бы бывшая жена, выйдя замуж повторно, не надумала навсегда уехать из Магадана в Белоруссию.

Там в Гомеле у неё живёт бабушка, одна в 3-комнатной квартире. Она и позвала внучку к себе, мол, не век же на Колыме в 25-метровой «гостинке» маяться, всё равно работы у тебя нет, держаться особо не за что и незачем.

ГДЕ ВЫХОД?

Для Филиппа и Андрея это её решение было громом среди ясного неба. Рушилась их семья, весь их мир, но Наталья была непреклонна. Из-за алиментов, уверен Андрей.

Но с ним никто ничего обсуждать не собирался, Наталья была уверена, что она одна может решать за всех, где жить ребенку. Вот тогда он и начал ходить по инстанциям, пытаясь найти выход из ситуации.

- Мать алкоголичка? Наркоманка? Не заботится о ребенке? Вы обращались в полицию, в органы опеки, пытались ли лишить её материнских прав? Какие доказательства у вас есть?

Эти и другие подобные вопросы сыпались на него со всех сторон.

- У меня просто голова пошла кругом, ну что мне надо было делать? Фотографировать плачущего ребенка, когда он на ее глазах заходился криком, а она не реагировала? Снимать видео, как прихожу с работы, и начинаю кормить, готовить, переодевать, играть, потому что в течение дня ей было не до ребенка? Что делать в такой ситуации?

Специалисты сказали, что да. Фотографировать, снимать видео, собирать свидетелей, звонить в полицию, вызывать опеку… То есть собирать доказательства. А иначе чего вы хотите, кто вам на слово поверит?

Мало-помалу собравшись с мыслями, он стал искать доказательства того, что ребенку лучше жить с отцом, в той жизни, что у Филиппа есть сейчас.

- А почему вы вообще так считаете? Как можно обречь ребенка на существование без матери? Простит ли он вам это?

- Я бы не натаивал, если бы сам Филипп хотел остаться с матерью. Но он не хотел или хотел на тех же условиях, что сейчас: он живет и отцом, и с матерью. А отрываться от семьи и пережать в чужую страну только с матерью, с которой у него не такие близкие отношения, как со мной, ему совсем не хотелось. Его это пугало, он хоть и маленький, 9 лет сейчас, но видел разницу между нашей с Настей семьей и семьей матери с её мужем, причем и в отношениях между членами семьи и, главное, в отношении к нему самому.

Кроме того, Наталья – может быть, и неплохой человек, но она сама не имеет ни образования, ни работы, ни жилья, что она может дать ребенку, как будет его воспитывать? Ведь все постепенно формируется, раньше она не могла его самостоятельно просто искупать, а сейчас тем более ничего не может. Ни помочь в чём-то, ни заставить подчиняться дисциплине, ни общий язык найти. От собственного бессилия кричит, крик – её основной способ в попытке влияния на сына, но что толку? Он уже сейчас не слушается её. А что будет дальше? Где хоть какие-то основания надеяться, что с ним всё будет нормально? У меня нет такой уверенности, и я могу обосновать свои опасения.

В редакцию после двух судов, первой и апелляционной инстанции, он пришел с несколькими объемными папками. Медицинские карты, всякого рода заключения, акты обследований жилищных условий отца и матери, протоколы встреч с органами опеки и психологами, характеристики, детские рисунки – целая гора документов.

ЯЗЫКОМ ОФИЦИАЛЬНЫХ БУМАГ

Итак, с момента рождения и по сей день.

В папке (и материалах суда) есть обменная карта мамы и новорожденного. В ней сказано, что у ребенка страдающей никотиноманией матери осложненное состояние, в связи с которым из родильного дома его переводят в «Соматику». Но мать «настаивает на выписке из роддома», - пишет врач. Далее следует текст под заглавием «перечень диагнозов», и запись: «от дальнейшего обследования и лечения мать отказалась».

Чуть ниже – расписка-отказ самой матери новорожденного, которому на тот момент 5 дней от роду: «С диагнозом ознакомлена, о возможных последствиях отказа от лечения в стационаре своего ребенка предупреждена».

Эти факты Андрею стали известны много позже, когда он увидел карту. А пока счастливый отец забирает малыша домой и погружается в заботы о нем.

С РЕБЁНКОМ ГОСПИТАЛИЗИРОВАН ОТЕЦ

Подобный инцидент происходит и спустя год с небольшим. Филиппа в остром состоянии госпитализируют в инфекционное отделение, а уже на следующий день Андрей, придя на обед, видит Наталью с малышом дома. Ему стало лучше, и нас выписали, объяснила жена. Однако отец видит, что ребенку не просто хуже, а совсем худо.

Когда он на такси привез его назад в стационар, до предела возмущенные и взвинченные врачи показали ему бумагу с уже знакомым текстом за подписью матери малыша: «Ухожу из отделения с ребёнком самовольно, всю ответственность за здоровье, за жизнь ребёнка беру на себя».

Позже она сказала, что не переносит казенной больничной обстановки.

- Да дело не только в этом, - говорит Андрей. - У Филиппа тогда было острое заболевание ЖКТ, аллергический дерматит, нужен был особый уход: вода и специальные растворы по чайной ложке каждые 15-20 минут, его рвало, были приступы боли, расстройства живота, он капризничал, плакал, почти не спал, а она к этому совершенно не привыкла.

«По уходу остался отец», записано в карте лечащим врачом стационара.

- До самого Филькиного выздоровления я был там один среди мам, горшков и градусников, - смеется Андрей.

Как это часто случалось и до, и после этой истории.

ХАРАКТЕРИСТИКИ

Когда перед ним поставили цель собрать документы, характеризующие ситуацию и обосновывающие его требование, желание, право жить с сыном, он занялся этим со всей скрупулёзностью учёного, позволившей ему добиться в том числе профессиональных высот. Записал рекомендации специалистов относительно перечня требуемых документов и пошёл их собирать.

- Честно говоря, заниматься этим было не всегда приятно, но я и сейчас готов выполнить всё, что от меня может потребоваться, чтобы доказать своё право жить со своим сыном и воспитывать его, - говорит Андрей.

В материалы дела вошли все затребованные характеристики.

Вот часть из них.

«Регулярно и всегда вовремя приводил ребенка в сад. Производит впечатление воспитанного, образованного человека, неизменно вежлив с персоналом, никогда не отказывал в помощи, охотно откликался на любые просьбы. Посещал все утренники и другие мероприятия с участием сына, оказывал помощь в их подготовке. По своей инициативе подготовил номер, который оказался настолько удачным, что по предложению администрации детского сада папа и сын повторили его на Дне микрорайона с участием мэра». Это - из детского сада.

«Проявил себя как заинтересованный и ответственный родитель, часто приходит в школу по собственной инициативе, предлагает помощь. Сделал фото детей для летописи класса, к тематическому родительскому собранию подготовил подборку интересных и несложных развивающих упражнений для занятий с детьми. Активный пользователь электронного дневника, контролирует ежедневные домашние задания, находится в постоянном контакте с классным руководителем», – написала прошлым летом для суда учитель Филиппа – первоклашки.

«В секцию привел отец, он же прошёл с ребенком необходимое для записи медицинское обследование в поликлинике. Ребенок физически хорошо развит, по его словам, спортом с ним с раннего детства занимался отец.

В первых же соревнованиях ребенок занял первое место в своей категории, показав результаты, достойные старшей категории», – написал тренер Школы бокса.

ДИАГНОЗЫ ПРЕОДОЛЕЛ

«В секцию мальчика привел отец, взяв на себя все медицинские и прочие формальности, необходимые для приема, - рассказывает тренер Филиппа по таэквондо. – Он же в течение всего времени регулярно привозит ребенка на тренировки и вовремя его забирает. Заботясь о безопасности ребенка, приобрел всю необходимую экипировку.

Ребенок пришел на секцию, имея физическую подготовку, соответствующую гораздо более старшему возрасту, что, несомненно, является заслугой отца. Филипп – воспитанный, вежливый, дисциплинированный, всесторонне развитый, коммуникабельный ребенок, чем очень похож на своего отца.

Андрей Валерьевич производит впечатление хорошо воспитанного, интеллигентного человека, любящего и заботливого отца. Чтобы быть ближе к сыну, сам периодически посещает секцию, где тренируется наравне с Филиппом, показывая сыну и остальным детям пример высокого уровня дисциплины и самоотдачи, что в моей тренерской практике является практически беспрецедентным случаем.

На мой взгляд, очевидна большая привязанность Филиппа к отцу, вклад Андрея Валерьевича в физическое и морально-нравственное воспитание сына. Считаю, что под влиянием отца Филипп вырастет успешным человеком – как в спорте, так и в повседневной жизни», конец цитаты.

- Не увлеклись ли вы с сыном спортом? - спрашиваю у Андрея.

- Да выхода другого не было, болел все время, надо было закалять, растить здоровым. Хотелось, чтобы был сильным, смелым, умел владеть собой, постоять за слабых…

Но я старался избегать однобокости, мы даже подготовили номер для участия в Городском конкурсе молодых исполнителей эстрадной песни «Звездопад», выступали в прошлом году в номинация 7-9 лет.

- Заняли призовое место?

- Нет, - смеётся Андрей, - таланта не хватило. Но удовольствие получили огромное, долго готовились всей семьёй, репетировали. Филипп пел, я аккомпанировал на гитаре. Впечатлений была масса.

ЗАКЛЮЧЕНИЯ ПСИХОЛОГОВ

Для суда потребовались заключения психологов, в том числе с учетом которых, предусмотрено законом, суд определяет место жительства ребенка.

Всего таких заключений было три. Два предоставлено отцом и одно – матерью.

- Почему у вас два? – спрашиваю у Андрея.

- Не просто два, а разных, независимых друг от друга и подготовленных разными специалистами. Чтобы не обвиняли в том, что один мог чего-то не понять, неверно изложить для суда…

- Как вы выбирали психологов, что служило критериями?

- Мы их сами не выбирали, мы обратились в городские профессиональные объединения психологов с просьбой о диагностике для определения того, с кем из родителей ребенок физически и эмоциональнее ближе, где ему лучше, и выдаче заключения для суда. И просили, чтобы диагностику провели два независимых эксперта, потому что были уверены, что Наталья обязательно попытается их оспорить, будет давить на сына.

- Вы так были уверены в успехе?

- Филипп очень переживал, что его насильно оторвут от нас, увезут в Белоруссию, постоянно спрашивал «папа, ведь правда, мы выиграем суд?». Я должен был сделать всё, что от меня зависело. И опасался только за то, как он переживёт суд, визиты к психологам, какую травму ему это может нанести.

После того, как диагностика показали, что с отцом ребенок ближе, мать постоянно упрекала его, плакала, называла предателем, отвела на дополнительные обследования к психологу по своему выбору. Постоянно стыдили его и её родственники, он подвергался постоянному психологическому давлению.

МЕТОДИКИ ИСКЛЮЧАЮТ ФАКТОР СОЗНАТЕЛЬНОГО

Итак, со стороны отца суду предоставлены выводы диагностики председателя Городского методического объединения (ГМО) педагогов-психологов ДОУ г. Магадана Е.П. Тихомировой, высшая профессиональная категория, и Е.А Старовойтовой, руководителя психолого-медико-педагогической комиссии управления образования мэрии г. Магадана, высшая профессиональная категория.

Как указано в их заключениях, в ходе диагностики использованы методики, исключающие сознательный фактор в ответах ребенка. Это, например, рисунки, когда ребенку предлагают изобразить свою семью, и он рисует себя на определенном расстоянии от того или иного его члена, а сами они предстают в разных размерах и разных цветов, с разными эмоциями или без таковых. Имеет значение и количество мелких деталей, т.е та или иная степень прорисованности, частота использования той или иной геометрической формы и мн., мн. др.

Или цвета, когда ребенок ассоциирует члена семьи с каким-либо из них, и сам дарит ему подарки того или иного цвета и содержания.

Используются и прямые вопросы. 8-летнему Филиппу задавали, например, такие. Они шли не подряд.

- С кем ты живешь?

- С папой и тётей Настей.

- С кем живет твоя мама?

- С дядей по имени Женя.

- С кем живет твой папа?

- Со мной и тетей Настей.

- Чего ты боишься больше всего?

- Когда у мамы проблемы. Тогда она начинает пить и приглашать гостей

- Если бы ты поймал золотую рыбку, какие 3 желания загадал бы?

- Жить с папой и тетей Настей, чтобы моему другу Мишке разрешили у меня ночевать и чтобы не улетать из Магадана.

Протоколы бесед и прочих документов диагностики составили многостраничный труд. Ребенок любит обоих родителей, ближе у него связь с отцом, написано в заключениях.

Со стороны мамы представлен протокол бесед с психологами «Магаданского социального центра» Д.С. Широковой, специалист первой категории, и А.А. Росохотой, ведущий специалист. Методик помимо беседы не применялось, в заключении психологи сослались на то, какие ощущения у них возникли по итогам консультаций. Ответы ребенка на вопросы примерно такие же, как и при прежних обследованиях.

И по всем документам чувствуется, что каждый пытается перетянуть ребенка на свою сторону. Иногда – буквально разрывая на части. А он, открытый и общительный, любит всех. Всем готов помогать и дарить подарки – в первую очередь почему-то бабушке, которая, установлено в ходе обследования, по его мнению к нему строже и требовательнее всех.

По материалам психологов видно, что ребенок рвется к отцу. Например, ищет телефон, когда мама прячет его, чтобы отец не мог дозвониться до сына. Сбегает к нему, но папа возвращает его матери. В том числе – предварительно завозя ребенка в органы опеки, чтобы они своими глазами видели, что ребенок не хочет возвращаться к матери, опасаясь переезда в Белоруссию, и сбегает, даже опасаясь неодобрения всех членов семьи.

Андрей верил сам и убеждал сына, что суд их насильно не разлучит, просто надо немного потерпеть, не бегать же всю жизнь...

- Я готов обеспечивать общение матери с ребенком, договариваться, искать компромиссы. Но я против того, чтобы у меня навсегда отнимали сына.

ОРГАНЫ ОПЕКИ

По отношению к органам опеки Андрей настроен теперь уже совершенно непримиримо, он уверен, что они изначально и безосновательно встали на сторону матери, пообещав ей исход дела в её пользу ещё в самом начале.

По документам это утверждать сложно, они выдержаны в нейтральных тонах. Официальный запрос редакции с просьбой прокомментировать свою позицию управление образования, отдел ООиП мэрии г. Магадана проигнорировали, нарушив таким образом федеральное законодательство.

Проследим некоторые факты.

Может быть, я не права, но у меня не вызывает вопросов заключение опеки о том, что если в квартире у отца у ребенка отдельная комната с евроремонтом и самой современной мебелью, техникой, спортивными сооружениями, а 25,2-метровой квартире мамы только полкомнаты со столом, стулом, кроватью и прочим, то это в обоих случаях можно назвать нормальными условиями, ни в метрах и компьютерах счастье.

Непонятно другое. По официальным справкам доход матери составляет 12-13 тыс. руб. в месяц, вернее, составлял тот период, что она некогда работала, на момент суда уже несколько месяцев как была уволена с формулировкой «в связи с переездом». Доход ее мужа – 42 тысячи. А общий семьи, сказано в заключении опеки, 75.

С алиментами так примерно и получалось бы, если бы мать работала, а ее второй муж согласен был бы тратить свои деньги на ее ребенка.

Органы опеки сказали отцу, что указали в своём официальном документе для суда тот доход, который она сама назвала.

А проверить эти сведения они не были обязаны?

Сама мама ребенка в суде сказала, что она не собирается переезжать в Белоруссию, или не сейчас. Указала, что там она приобретает 3-комнатную квартиру, это есть в материалах дела. Но без доказательств, только слова. А живет пока в Магадане.

Она, готовясь к отъезду, уже продала свою «гостинку», предоставил суду доказательства Андрей, и много раз заявляла ему о своем намерении навсегда уехать из Магадана в Белоруссию. О том, что они едут не в отпуск, а навсегда, разговоры, в том числе между бывшими родственниками, шли постоянно.

Суд определил местом жительства ребенка место жительства матери, отказав Андрею в его иске. Потому что факта переезда и его угрозы нет, посчитал суд, а до этого всех ведь всё устраивало…

После этого Наталья летом 2013 года уехала, забрав ребенка.

К ЧЕМУ ПРИШЛИ НА СЕГОДНЯ

На сегодня семья Натальи и Евгения по-прежнему не имеет собственной крыши над головой, в одну из ссор с бабушкой они ушли в гостиницу, но позже вернулись.

По словам Филиппа, который после определенных событий, о них чуть ниже, имеет возможность общаться с отцом по скайпу, мама постоянно сидит дома, на работу её не берут, с д. Женей они часто ссорятся, до крика, мата и драк. Во время скандалов мальчик уходит в комнату прабабушке, потому что, по его словам, боится. Но скандалы слышны и там.

После ссор д. Женя надолго, на несколько дней или недель, пропадает, уходя из дома, тогда мама говорит, что он уезжает в Москву на заработки.

- Сможет ли Наталья прожить только на алименты, снимая при этом жилье? - спрашиваю у Андрея, побывавшего осенью в Гомеле.

- Сумма алиментов – это примерно 4 зарплаты учителя в Белоруссии, - отвечает он.

ВТОРОГОДНИК ПОНЕВОЛЕ

Пока готовился материал, пришёл официальный ответ на запрос представителя Андрея в суде как истца. Вопрос представитель в ходе судебного заседания задавал матери. Его интересовало, понимает ли она разницу между образовательными стандартами России и Белоруссии. Она сказала, что ничего не знает об этом.

- Как мы и предупреждали на суде, Филипп, который в Магадане накануне отъезда перешёл во 2 класс, в Белоруссии должен был пойти в 3-ий, поскольку там иная программа, - говорит Андрей. - Но мать бездумно записала его во 2-ой. В итоге он уже почти год сидит там просто так, прослушивая то, что уже изучил в Магадане. Мотивация к обучению снижена, ему скучно, неинтересно…

У него нет друзей, он ни разу за всё время не гулял на улице, объясняет, что мама говорит: сиди, играй в компьютер, дома игрушек полно.

Может быть, опасается встречи сына с отцом, поэтому и пытается его контролировать?

БЕЛОРУССКИЕ ОРГАНЫ ОПЕКИ И УЧИТЕЛЯ

В Гомель Андрей и Настя собрались через несколько месяцев после отъезда Филиппа, когда он сказал, что его оформили в школу.

По приезду сразу пошли в органы опеки соседнего с Россией государства. А вы к нам зачем, удивились там. На просьбу помочь организовать встречу с ребенком ответили, что только по решению суда, иначе вмешаться не можем.

Андрей и Настя отправились в школу, просить о том же педагогов. А у нас запрет от матери, сказали они, вы не можете увидеться с сыном без ее разрешения.

Вняв доказательствам того, что Андрей не лишен родительских прав, согласились известить мать о его просьбе, и в конце концов встреча в присутствии школьного психолога состоялась. Прибежала из дома и возмущенная мать.

Филипп так рыдал, так цеплялся за отца, что педагоги гомельской школы под конец общения с Андреем согласились, что ребенок должен иметь возможность выбора, где ему жить, но предупредили, что им скандалы не нужны и в дела семьи без решения суда они вмешиваться не могут. Снабдили телефонами, по которым он из Магадана может связаться с директором школы, психологом, классным руководителем.

Сейчас Андрей готовится к новому суду.

Елена ВОДОЛАЖСКАЯ-КОЛЕСНИКОВА.
Внимание! Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Аватар пользователя asusedtuo3qb
  • asusedtuo3qb
  • 26 июля 2016 10:16
  • Группа Гости
  • Новостей: 0
  • Комментариев: 0
Информация Комментировать статьи на нашем сайте возможно только в течении 10 дней со дня публикации.

Вопрос недели

В региональное отделение ОНФ поступают звонки магаданцев о том, что в их платежках от управляющих организаций появился ещё один получатель средств: ООО «Расчетно-кассовый центр».

Эксперты ОНФ предупреждают жителей, что одностороннее изменение условий оплаты со стороны УО «РЭУ 3» и ООО «Любимый город наш», любых иных УО противоречит законодательству.
Кроме того, на сегодня нет достоверных подтверждений того, что ООО «РКЦ» прошёл установленную законом процедуру регистрации.
Свои рекомендации жителям о том, что делать в этой ситуации, эксперты регионального отделения направят в СМИ в ближайшее время.