«Луч" света в мире ростовщиков и лавочников


«ЛУЧ» СВЕТА В МИРЕ РОСТОВЩИКОВ И ЛАВОЧНИКОВ
О том, как собственность общественной организации участников и инвалидов боевых действий перешла в частные руки.

Организаторы в содеянном признались. Но повиниться и вернуть чужое не собираются


В прошлом номере мы рассказали о том, как собственность Магаданской областной общественной организации инвалидов военной службы в виде помещения книжного магазина «Луч» перешла в руки двух частных лиц: ее председателя Николая Николаевича Балаша и заместителя Александра Юрьевича Желещикова. Оба они, единственные из всей организации, свою деятельность осуществляли на освобожденной основе, получали за это заработную плату.

Напомню, что помещение магазина в 233,7 кв. метров, принадлежавшее городу Магадану и стоившее на тот момент тридцать шесть миллионов триста пятьдесят шесть тысяч рублей, было передано общественной организации ещё в 1994 году, и делалось это в рамках помощи, в том числе материальной, участникам боевых действий и их семьям. Механизм ее оказания был прописан, в честности, в Указе Президента РФ от 30 ноября 1991 г. № 246.

На основании п. 4 этого Указа организация и получила помещение магазина «Луч».

В п. 5 Договора о передаче государственной собственности общественной организации было специально оговорено, что «Магаданская областная организация Российского фонда войны в Афганистане» (в лице её председателя Балаш Н.Н. – прим. автора) обязуется магазин не продавать, передавать, сдавать в залог или отчуждать каким-либо иным способом», конец цитаты.

В статье упоминалось, что магазин – отнюдь не единственные активы, выделенные общественной организации.

Между тем история обрастает все новыми подробностями того, как, в частности, магазин, оказался в руках у частных лиц, сначала – всё тех же Н.Н. Балаша и А.Ю. Желещикова, как именно проводились и регистрировались сделки.

Руководитель Союза ветеранов боевых действий и локальных конфликтов "Боевое братство", заместитель председателя областной Думы Э.Ю. Козлов:

ТО, ЧТО ВСЯ СОБСТВЕННОСТЬ ОБЩЕСТВЕННОЙ ОРГАНИЗАЦИИ ИНВАЛИДОВ ПЕРЕШЛА В РУКИ ДВУХ ЧАСТНЫХ ЛИЦ – ЭТО НЕПРАВИЛЬНО, НЕЧЕСТНО И НЕСПРАВЕДЛИВО


ОТ ИСТОКОВ

- То, что вся собственность общественной организации перешла к двум частным лицам – это неправильно, нечестно и несправедливо, - говорит Эдуард Юрьевич Козлов. На момент подготовки первой публикации его не было в городе. – Выделялась государственная собственность не двум конкретным лицам, никакого права на присвоение этого имущества общественной организации они не имеют. В том, каким образом они провели это документально, должны разбираться правоохранительные органы. На мой взгляд – это чистое мошенничество, никакого другого определения я не нахожу.

Утверждения о том, что в организации мало членов, одни учредители в лице Балаша и Желещикова – ложь. Изначально имущество передавалось Магаданской областной организации «Российский Фонд инвалидам войны в Афганистане», и часть людей, которые изначально стояли у истоков этой организации, по-прежнему живет в Магадане.

Именно афганцам, а не кому либо другому, даже не инвалидам военных действий вообще, в свое время было выделено помещение магазина «Луч».

«СЕМЕЙНЫЙ БИЗНЕС»

- Н.Н. Балаш в своих целях устроил так, чтобы всю документацию организации и принадлежащего ей имущества вел он сам, один. А материальная часть была за его супругой, Светланой Викторовной. Такой вот небольшой семейный бизнес, по другому я не могу это назвать, ни о каких интересах инвалидов речи не шло изначально, это надо понимать. Хотя что-то они для них действительно делали, особенно поначалу. В том числе материальную помощь выдавали из доходов, которые приносило использование магазина, но, хочу отметить, получали её не все. А потом вся помощь свелась к бутылке шампанского и коробке конфет, условно говоря, на Новый год или 23 февраля.

И никто им в этом не мешал, никакую документальную часть с них никто никогда не спрашивал. Так продолжалось до тех пор, пока супруги Балаш не стали делить имущество между собой. Во время оформления развода их отношения обострились до предела, и только тогда и только в связи с этим подробности тех же операций по передаче имущества общественной организации инвалидов в частную собственность стали известны инвалидам от Светланы Викторовны.

ИНВАЛИД ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЯ ПЕТР ИВАНОВИЧ МИШУРА:
ДУМАЛ, НЕПРАВДА, А ОКАЗАЛОСЬ – ПРАВДА…


- Так Светлана Викторовна тогда и рассказала, когда поняла, что работы лишается, да и не только работы, - говорит Петр Иванович Мишура, инвалид военных действий, с самого начала, с середины 90-х принимавший участие в создании организации «афганцев». – И так мне обидно стало, хоть самому уже 72 года, и от этого магазина мне ничего не надо, все, что надо, я сам заработал, на мой век хватит.

Но как, почему у инвалидов все отнять, что они видели, эти пацаны, кроме войны и нищеты из-за своих ранений?

Он, волнуясь и спеша передать главное, начинает рассказывать, как все было, с самого-самого начала. А в какой-то момент, между перечислениями шуб и прочих дивидендов от использования членами правления организации общего имущества, прерывает сам себя:

- Ты прости меня, дочка, что я тебе всю эту грязь передаю, но не знаю, как без таких подробностей во всем разобраться, а ведь несправедливо это…

В конце концов Петр Иванович передал диктофонную запись, которую он с ведома присутствующих сделал, когда на этот самый диктофон для других инвалидов записывал свою встречу с членами правления Н.Н. Балашем и А.Ю. Желещиковым для того, чтобы, что называется, из первых уст узнать, как же такое могло случиться.

- Я думал, это неправда, а оказалось, правда, - сказал он.

ОТ ПЕРВОГО ЛИЦА В ОТРЫВКАХ

– А объясняли тем, что то Козлов может забрать магазин, то бывшая жена Балаша с детьми, на детей вроде как и оформлен магазин, - продолжает Петр Иванович. Ну да слушайте сами, вот она, кассета:

- Николай Николаевич, когда еще райисполком передавал помещение магазина «Луч», в договор о передаче был внесен п. 5: не продать, не передавать в залог, не отчуждать каким-либо иным способом. Был такой пункт?

- Был.

- А вы его забрали и подарили друг другу, это как?

- Петр Иванович, «Рубеж» - это наша же организация, инвалидов. Это сделано, чтобы не забрали у нас магазин.

- А кто его заберёт, если государство выделило?

- А с чего все началось? Она /Светлана Виктровна, бывшая жена Н.Н. Балаша, с 1997 года – директор магазина «Луч» - прим. автора/ заявила, что аренду нам платить не будет, хотя работает на своем ИД как предприниматель-арендатор, а не будет, потому что у нее документы на нас есть. И вот что было делать? Совет ветеранов вон тоже свой магазин продал, напротив «Нептуна» был.

- Не в этом дело, почему вы все без учредителей, без МОООИВС, без инвалидов, как членов организации, делаете, вот в чем вопрос. Почему вы ни разу никого не пригласили, ничего не объяснили? Вы что ж, не знаете, что без учредителей ничего не имеете права делать? Это сговор, любой скажет, что сговор.

- Так в у нас осталось 8 человек всего, ты это понимаешь?

- Ну так и что? Все равно вы вдвоем не можете друг другу его дарить, ничего не можете без учредителей решать.

- Да ты посмотри, как в Росреестре зарегистрировано. Наташа…. /одна из дочерей/

- Да я завтра в Росреестр пойду…

- Если мы сейчас назад повернем, это как семейный бизнес пойдет, и ты сам увидишь, что мы все без копейки останемся. Без копейки!.. Тебе не жалко будет все это пр***ть?

- Мне жалко, что вы МОООИВС уничтожаете…

- Да кто, как?

- Ну а как? С его активов списываете. Надо сейчас собирать ребят…

- А уже всё, Петр Иванович! Всё! И это все из-за Светланы Викторовны, ее шантажа.

ПРО ДОБРЫЕ И ЧЕРНЫЕ ДЕЛА

- Да нам что, если она все знала с 1997 года, все аферы, и про «Рубеж», и всё, она должна с вами вместе идти, за умолчание. Вы должны были инвалидов собирать, все объяснять, а не единолично решать. А вы тут завуалировали, тут на бабу столкнули…

- Ну, вот сейчас вопрос подняли.

- А что сейчас? Что собственность инвалидов сами себе передали? На каком основании?

- Никто не собирался ничего укрывать.

- Да вы за 20 лет ни разу не пригласили на собрание, ни актив не собрали, как угодно, а должны отчитываться…

- Да что ты начинаешь…. Хочется из меня криминального сделать, ну пожалуйста. Ну отберут у меня квартиру… единственную… вам счастье будет? Ну, ради Бога.

- Да, мы нарушили закон. Ну, пусть посадят. Но причина-то, причина есть: чтобы все не потерять.

- Так кто не потерял? Вы и не потеряли, секта ваша, через «Рубеж» этот. А у остальных – что?

- Ну так вот с таким подходом вашим мы и будем сидеть на копейки да на пенсии наши.

- Ну так этот ваш «Рубеж»…

- А мы «Рубеж» создали с тобой!

- Как со мной?

- Вот так! Так всем и скажешь. Мы специально учредителем сделали МОООИВС, а потом бы его убрали, МОООИВС.
- Да зачем?

- Чтобы спасти имущество!

- Ну так это у вас в вашем уставе не написано. А общественная организация по Уставу работает.

- А общественной организации запрещено заниматься коммерческой деятельностью, Президент запретил. Помощь только в виде гуманитарной помощи и грантов, чтоб вы знали. Это связано с тем, что идет подтасовка против нашего государства.

- Ну так и что получается, давайте посмотрим, что написано в документах. МОООИВС в лице Балаш Н.Н., именуемый даритель, и ООО «Рубеж» подписали Соглашение о безвозмездной передаче помещения магазина «Луч» ООО «Рубеж», организованном вами совместно с А.Ю. Желещиковым. И магазин, вот написано, перешел в собственность гражданина Балаш Н.Н. и гражданина Желещикова А.Ю. Соответственно, вся прибыль, получаемая магазином, распределяется между учредителями ООО «Рубеж», Балашем и Желещиковым. Так по документам, так написано!

Шум.

- А что вы психуете, когда я вам вопросы задаю? Я никогда к вам не лез, правильно?

- Правильно.

- А когда люди пришли и показали вот эти документы, возникли вопросы.

- Так я же говорю, это жена сделала.

- Не надо, опять про жену. Мне она не жена, пока вы все эти дарственные делали, она молчала. Она начала что-то, когда поняла, что реально лишается работы и куска хлеба, после развода. До этого она нам документы не показывала.

- А ты знаешь, почему? Она подала на раздел квартиры, а квартиру не поделили…

- Да квартиру вы как хотите делите, имей хоть двадцать, вы не уходите от ответа по помещению магазина.

- Так я и объясняю, зачем мы сначала в «Рубеж» передали, с учредителем МОООИВС, а потом в частные руки. Потому что настали трудные времена, и чтобы реализовать его, понимаешь?.. Она не работает вообще, она… А мы всем помогали.

Идет перечисление сделанного за 20 лет, о чем уже говорилось в предыдущей публикации.

- Добрые дела мы знаем, спасибо, конечно, но организация для того и создана была, чтобы помогать, и за счет денег, вырученных от магазина. А то, что вы сейчас сотворили – это черное дело.

ПРО ЧЛЕНСКИЕ ВЗНОСЫ

- Вы для этого нас пригласили, высказать, поиздеваться? Ну, поиздевались. Как следователь себя ведете, Петр Иванович.

- Нет, ни как следователь, а как учредитель, член организации, я имею право спросить.

- Вы не учредитель, и не член, они членские взносы должны платить, а вы же не платили, и никто не платил! А нас за это на бешеные деньги оштрафовали.

- А вы их спрашивали, взносы?

- А зачем они нам?

- Ну так зачем об этом говорить? Если бы вы сказали заплатить, а кто-то не заплатил – другое дело. Их ведь не обязательно по 5 тысяч делать, сделали ли бы по сто рублей, кто бы их не платил?

КАК ДОГОВОРИМСЯ?

- Вот вы нас пригласили, вы поняли, какая у нас конечная цель?

- Я понял одно: что вы хотите все, что связано с инвалидами, их интересами, выдать за производственную необходимость. По которой вы и «Рубеж» создали, и имущество общественной организации себе подарили.

- Не производственная, а жизненная необходимость. Потому что, объясняю, иначе все бы потеряли.

- А теперь вы вдвоём собственники, так?

- Пётр Иванович, что вы хотите?

- Чтобы собственность общественной организации осталась у организации. А не вы поделили по своему усмотрению, присвоив ее через «Рубеж».

- Петр Иванович, я тебе так скажу. Мне за это ничего не будет, ничего уголовного. Просто у нас заберут всё, и всё.

- Правду говорят, что вы кому 5 тысяч, кому 200, а кому за бутылку. Обманули пацанов…

- Какие пацаны? Все взрослые.

Далее в разговоре разъясняется, кто именно из расписавшихся задним числом в протоколе о том, что общественная организация инвалидов безвозмездно передает свою собственность коммерческой организации ООО «Рубеж», учрежденной вдвоем Н. Н. Балашом и А.Ю. Желещиковым, за что именно и почему ставил свои подписи.

- Как договоримся? – спросили в конце концов у Мишуры.

- Я одно сейчас скажу. Завтра пойду в ОБЭП и узнаю, действительно ли общественная организация не имеет права заниматься коммерческой деятельностью. Если это так, то в какой-то степени это вашу самодеятельность оправдывает. Если вы на всех /деньги – прим. автора/ разделите.

Как автор, со своей стороны напомню, что в собственности у общественных объединений инвалидов могут находиться предприятия, учреждения, организации, здания, сооружения, оборудование, транспорт, жилищный фонд, интеллектуальные ценности, а также любое иное имущество. Это сказано в ст. 33 федерального закона о социальной помощи инвалидов в РФ.

ВОТ ТАК ПОВОРОТ

- Эдуард Юрьевич, большую роль в этой истории, на мой взгляд, сыграли различные переименования, в ходе которых кочевала собственность инвалидов. Мне объяснили, что изначально изменение названия организации афганцев на организацию инвалидов и участников военных действий, а также членов их семей, было продиктовано изменениями законодательства, в результате которых появилось условие, что общественная организация не может состоять менее чем из 10 человек. При этом у нас, насколько мне известно, есть еще одна организация, куда входят бывшие афганцы. Как это получилось?

- Вас обманули. Первое переименование произошло, когда выяснилось, что Н.Н. Балаш, член организации инвалидов войны в Афганистане и ее председатель, никакого отношения к войне в Афганистане не имеет.

- А как он вошел в организацию?

- К нему вопрос. Но когда это выяснилось, он в первый раз, еще в конце 90-х, и реализовал схему перевода помещения магазина «Луч» как собственности общественной организации в другие руки. Точнее, в свои.

- Как именно?

- Практически также, как сейчас: путем подделки документов переоформил организацию, то есть расформировал Фонд инвалидов войны в Афганистане, как его председатель, а вместо него зарегистрировал свою организацию, инвалидов военной службы, этот самый МОООИВС, как бы правопреемник прежней, где председатель всё он же. В нее перешли и часть «афганцев».

- Сколько?

- Около половины.

- Но почему магазин «ушел» именно вместе с той половиной?

- Вот так на тот момент сложились обстоятельства. Оставшиеся пытались судиться, обращаться в прокуратуру, но это оказалось бесполезным.

ПРИЧИНА ПРОИЗОШЕДШЕГО. ОДНА ИЗ МНОГИХ

- Что значит – бесполезным? Какой-то формальный повод все равно должен был быть, даже в 90-ые. Может быть, все-таки ушедшие составляли больше половины, большинством голосов и провели решения?

- Скорее, поводом стали события на Котляковском кладбище в ноябре 1996 года. Может быть, не все помнят обстановку того времени, но она была очень напряженной и на самом деле могла стать опасной для большинства населения.

- Почему же, отлично помню. «Афганцев» окружал не только романтический флер защитников Родины, попавших в военную мясорубку на чужой их Родине войне. Многие из них, по возвращении не найдя себе иного применения, организовывали полукриминальные или откровенно криминальные группировки. Это нельзя оправдать, также, как нельзя отрицать, что это - прямой результат их участия в войне, с ее законами далеко за пределами нормальной жизни - с одной стороны, и почти полного отсутствия возможности последующей социализации – с другой. Кто-то справлялся с этим сам, кто-то – нет, и продолжал воевать. Тогда все мы выживали, кто как мог. Такая была ситуация в стране, и политическая, и экономическая. Но при всем при этом «афганцы», чтобы и кто не говорил, были в фаворе. Да и потом – тоже, для тех, кто родом из СССР, это не могло быть иначе.

Тот же Балаш имел поддержку не только в областной прокуратуре. Чуть ли не ногой в кабинет к Дудову дверь открывал, без всякой записи, и именно как «афганец», как защитник интересов инвалидов. Причем, рассказывают очевидцы, так было много лет, вплоть до того момента, пока он не создал этот ООО «Рубеж» как исключительно коммерческую организацию.

- С моей точки зрения, то, как развивалась ситуация с помещением магазина «Луч», связано больше со сложностями в головном офисе инвалидов Афганистана в Москве, тем взрывом, о котором я уже говорил.

У «афганцев» на тот момент действительно были огромные льготы, преференции. Буквально пачками деньги из Москвы передавались в общественные организации, и никто за них отчета не спрашивал. Их просто вскрывали, и чуть ли не на ходу решали, как будем вкладывать, что делать? Давайте бизнес откроем, чтобы он потом жить помогал – давайте. Надо помочь кому-то – давайте поможем. И все это – без всяких документов, чуть ли не на ходу, иногда на самом деле в интересах всех, или большинства, а иногда – нет, потому что этим пользовалось огромное количество жулья.

А когда стали разбираться, пытаться навести порядок, естественно, пошло сопротивление. За короткий период 78 председателей региональных организаций афганцев застрелили, вдумайтесь.

ЕМУ ПРОСТО РАЗРЕШИЛИ УЙТИ

- Вот на этом фоне местные власти тогда Балашу и спустили всё с рук, -продолжает Э. Козлов. - Чтобы не допустить подобного сценария у нас. Тем более что «афганцы», проживавшие у нас, были людьми адекватными, здравомыслящими, гремевших по всей России взрывов машин, семей никто из наших не хотел.

- Другими словами, разрешили ему уйти?

- Да, по сути так.

- И забрать с собой магазин?

- Да.

- «Луч» был единственной собственностью, перешедшей в собственность зарегистрированного Н.Н. Балашем «МОООВИС»?

- Нет. Там были и денежные активы, и машины, и еще много чего.

ОРГАНИЗАЦИЯ «АФГАНЦЕВ» НИКУДА НЕ ДЕЛАСЬ

- А организация именно «афганцев», оставшихся после этого раскола, как развивалась история с ней?

- Она есть, никогда не закрывалась, работала и работает как часть Всероссийской организации.

Как автор, добавлю, что в пакете документов, преданных мне жителями города, действительно есть и приказ от 22.04.99 № 29/1, на который я поначалу не обратила должного внимания.

В нем председатель МОООИВС (обратите внимание) Н.Н. Балаш, своим приказом (выделено автором) переименовывает этой датой Магаданскую областную организацию Российского фонда инвалидов войны в Афганистане (то есть, организацию, к которой он не имеет никакого отношения, поскольку не имеет отношения к Афганистану) в Магаданскую областную общественную организацию инвалидов военной службы (МОООИВС).

И печать стоит. Магаданской областной общественной организации инвалидов военной службы (МОООИВС).

ВСЕХ ВСЕ УСТРАИВАЛО, ПОКА ЧУЖИЕ ДЕНЬГИ ДЕЛИЛИ

- Почему «афганцы», не участвовавшие в реорганизациях, не претендует на магазин сейчас, когда его отнимают у инвалидов?

- Могу высказать только свое личное мнение – не хочется участвовать в этой грязной истории.

- А как не участвовать, ведь за ней живые люди стоят, и понятно, что в одиночку им собственные интересы не отстоять. Причем это не проходимцы какие-нибудь, на самом деле инвалиды, или участники, или члены их семей. Ведь доход от магазина, изначально и по решению самих инвалидов, шел и на лечение, и на протезирование после ампутаций, и на образование детей из семей, потерявших отцов в результате боевых действий, и на прочие нужды, без преувеличения – жизненно необходимые.

- Вот поэтому я и говорю, что должно вмешаться государство в лице той же мэрии, и вернуть общественной организации ее собственность.

ВЫБОР

- А на тот момент оставшиеся афганцы почему ничего не предпринимали? Убивать нельзя, понятно, а закон что, вообще не работает? Или все-таки большая часть с Балашем ушла?

- Часть ушла, и это было их решение. Ушли, сознавая, кто такой Балаш, что на самом деле происходит. И то, что не по праву забирают принадлежащее не только им, тоже понимали. Но тогда их всё устраивало. Балаш пообещал, что дивиденды от использования этого магазина будут солидные, и люди сознательно сделали тот выбор, который сделали. Помогали ему в подделке документов, протоколы задним числом подписывали. И ничего, нормально себя при этом чувствовали. По крайней мере - пока он с ними деньгам делился.

А Балаш потом еще много лет зарабатывал на жизнь себе и семье легендой о том, что он «афганец». И тоже всё всех устраивало. Пока не случился развод и делёж имущества. То есть история пришла к своему совершенно логическому завершению.

- Или повороту? Всё-таки речь идет в первую очередь о собственности инвалидов.

- Время покажет.

Елена ВОДОЛАЖСКАЯ-КОЛЕСНИКОВА.
Внимание! Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация Комментировать статьи на нашем сайте возможно только в течении 10 дней со дня публикации.

Вопрос недели

В региональное отделение ОНФ поступают звонки магаданцев о том, что в их платежках от управляющих организаций появился ещё один получатель средств: ООО «Расчетно-кассовый центр».

Эксперты ОНФ предупреждают жителей, что одностороннее изменение условий оплаты со стороны УО «РЭУ 3» и ООО «Любимый город наш», любых иных УО противоречит законодательству.
Кроме того, на сегодня нет достоверных подтверждений того, что ООО «РКЦ» прошёл установленную законом процедуру регистрации.
Свои рекомендации жителям о том, что делать в этой ситуации, эксперты регионального отделения направят в СМИ в ближайшее время.