ВСЕ ТАЙНОЕ РАНО ИЛИ ПОЗДНО СТАНОВИТСЯ ЯВНЫМ. ЛИШЬ БЫ НЕ БЫЛО ПОЗДНО…


ВСЕ ТАЙНОЕ РАНО ИЛИ ПОЗДНО СТАНОВИТСЯ ЯВНЫМ. ЛИШЬ БЫ НЕ БЫЛО ПОЗДНО…
Новые страницы в истории девочки, осиротевшей из-за убийства матери, и оставленной проживать в семье убийцы


Читатели уже знают историю девочки, в результате убийства матери биологическим отцом ребенка оставшейся круглой сиротой. Убийство произошло летом 2007 года, за несколько дней до этого убийца отправил ребенка к своей матери и ее мужу в маленький поселок в Ягоднинском районе. Они и стали приемными родителями (опекунами) девочки, в прежних публикациях ее называли Варей. А до того, как стать опекунами, пытались стать приемными родителями, таким образом сделав Варю сестрой убийцы ее матери. И изменить это В. И. Шпикерману, деду девочки по материнской линии, отцу зверски забитой пьяным мужем 25-летней Софьи, удалось только в судебном порядке.

Много лет он добивается опеки над ребенком, однако пока по решению суда может видеться с внучкой только три часа в день в присутствии опекунов, то есть родителей убийцы его дочери, и только в поселке, где они проживают и где нет даже гостиницы. Хотя сама Варя прописана в Магадане, в той квартире, что Владимир Иосифович купил убитой теперь дочери и ее семье, и где все они жили до убийства.

А Шпикерман, доктор наук, геолог, отработавший в области после института более 30 лет, долгое время заведовавший научной лабораторией в СВКНИИ ДВО РАН в Магадане, после смерти жены принял предложение о работе в одном из крупных институтов, и исследование региональной геологии и полезных ископаемых восточных районов России теперь продолжает в должности заведующего отделом во Всероссийском научно-исследовательском геологическом институте в г. Санкт-Петербурге.

ВСЕ ТАЙНОЕ РАНО ИЛИ ПОЗДНО СТАНОВИТСЯ ЯВНЫМ. ЛИШЬ БЫ НЕ БЫЛО ПОЗДНО…
ВСЕ ТАЙНОЕ РАНО ИЛИ ПОЗДНО СТАНОВИТСЯ ЯВНЫМ. ЛИШЬ БЫ НЕ БЫЛО ПОЗДНО…

В.И. Шпикерман с детьми Соней и Евгением. 1982 год, встреча с папой, вернувшимся с "поля".

ВСЕ ТАЙНОЕ РАНО ИЛИ ПОЗДНО СТАНОВИТСЯ ЯВНЫМ. ЛИШЬ БЫ НЕ БЫЛО ПОЗДНО…

1996 год.

ВСЕ ТАЙНОЕ РАНО ИЛИ ПОЗДНО СТАНОВИТСЯ ЯВНЫМ. ЛИШЬ БЫ НЕ БЫЛО ПОЗДНО…

Соня с мамой на выпускном. Любовь Андреевна, геолог, как и ее муж, с которым они поженились ещё в студенчестве и прожили более 27 лет, скончалась от тяжелой и продолжительной болезни в октябре 2000-го года, немного не дожив до годовщины свадьбы дочери. На фотографии - вручение благодарственного письма Любови Андреевне директором Школы-гимназии № 13 Ю. В. Неугасовым. Любовь Андреевнав в этот период уже тяжело болела, прийти на выпускной ей стоило большого труда.

Итак, с одной стороны – семья убийцы, опекуны, у которых, по выражению учителя Вариной школы, духовность страдает, и где все помыслы «законных представителей» сироты направлены на соблюдение интересов, в том числе материальных, их сына, вступающих в противоречие с интересами опекаемого ребенка, с другой – семья убитой матери, в которой все ее члены всё это время живут так, как будто спор за Варю, её судьбу может окончиться в любую минуту, и девочка войдет в приготовленную для нее жизнь с престижной школой, кружками, куда ее станут возить по уже определенной очереди, всеми возможностями большого города для образования и развития.

А главное – где ее любят, где всеми силами стремятся и могут дать любовь и защиту, где способны привить нравственные и духовные ценности, воспитать также, как своих взрослых детей. И убитая Софья, и Евгений выросли тружениками и достойными гражданами своей страны, честными и порядочными людьми.

В отличие от сына нынешних опекунов, отбывающих срок в колонии строгого режима за спланированное зверское убийство.

Сам Владимир Иосифович причину ситуации, сложившейся вокруг его внучки, видит, в частности, в череде действий, осуществленных нынешними опекунами при содействии специалиста органа опеки и попечительства управления образования Ягоднинского района Е. И. Голоцван.

Он прямо обвиняет ее, органы опеки и попечительства в цепочке лжи, в том числе в официальных документах и заявлениях, в предоставлении судам недостоверных сведений. И с дотошностью и скрупулезностью ученого доказывает свои выводы, каждый из них подтверждает документами с входящими, исходящими, а также прочими никем не опровергнутыми доказательствами.

В их числе и его заявление в органы опеки, однозначно свидетельствующее о его желании воспитывать свою осиротевшую внучку, ни в коем случае не оставлять ее в семье убийцы. Оно зарегистрировано, имеет номер входящего, но, как свидетельствует протокол судебного заседания (материалы гражданского дела 2-468/09 Ягоднинского районного суда), на суде всё та же специалист органа опеки Е. И. Голоцван, приятельница семьи опекунов, несмотря на то, что В. И. Шпикерман до этого обращался лично к ней не один раз, заявляет, что других претендентов на ребенка нет.

Еще один документ, имеющий самые негативные и длительные последствия – это ответ главы района. Вернее, сроки, в которые он предоставлен. Чтобы добиться опеки над Варей, В. И. Шпикерман в соответствии с установленной законом процедурой направляет письмо главе района и получает ответ через 6 месяцев, с 12-кратным превышением установленного законом срока. К тому времени при содействии Е. И. Голоцван опекунами назначены мать биологического отца-убийцы и ее муж.

- Защищают подпись и «честь мундира» так, как ее понимают, вместо того, чтобы защищать интересы ребенка, - уверен В. Шпикерман.

Глядя на тома представленных им доказательств, где одно перечисление различных нарушений заняло бы ни один лист, трудно предположить иное.

НИ ОДНО ИЗ УТВЕРЖДЕНИЙ ОПОВЕРГНУТО НЕ БЫЛО

В период подготовки статьи «Любить сироту. Для себя или для ребенка? И можно ли перекладывать на него свой крест? (в еженедельнике «Колым. тракт» опубликована с авторским заголовком 16 янв. 2013 года, на сайте размещено 20 февраля с авторским заголовком «Как может отец убийцы конвоировать отца убитой?»), проверки сведений, изложенных В. И. Шпикерманом в его обращении в редакцию и в приложенном им открытом письме, а также сбора дополнительных материалов все документы, затребованные от В. И. Шпикермана, как и текст его открытого письма, были направлены в департамент образования области и управление образования Ягоднинского района, в структуру которого входит отдел опеки и попечительства, главе Ягоднинского района, уполномоченному по правам ребенка в Магаданской области. Получение части из этих документов было подтверждено только после того, как получателям была направлена дополнительная информация о том, что при не подтверждении получения пакет документов будет повторно направлен им через органы полиции с вручением под личную подпись.

Кроме того, возможность высказать свою точку зрения была предоставлена администрации и учителям школы, где учится Варя, ее нынешним опекунам и прочим ответственным и заинтересованным лицам.

Ни одно из утверждений В. И. Шпикермана при этом никем из них опровергнуто не было.

НОВЫЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ПЛЮСОМ К УЖЕ ИЗВЕСТНЫМ НАРУШЕНИЯМ ЗАКОНА

Более того, во время подготовки статьи и вытекающей из неё необходимости проверки обстоятельств дела выяснились новые подробности, которые лишний раз доказывали обоснованность точки зрения В. И. Шпикермана.

В частности, «заключение психолога», на основании которого районный суд принял решение оставить Варю в семье убийцы.

На суд не произвели впечатления ни оценка этого «заключения» независимым экспертом, ни роль в получении этого «заключения» как основы решения суда органа опеки и попечительства в лице его сотрудника Е. И. Голоцван.

Независимый эксперт оценил «заключение» как непрофессиональное, «небрежное», сделанное «поверхностно», «не психологичное и часто бессодержательное», а сам документ, с точки зрения независимой профессиональной экспертизы, ни при каких обстоятельствах не мог являться основанием для того и иного решения суда.

Кроме этих фактов, в статье был приведён затребованный во время ее подготовки комментарий «заключения психолога» директора центра, где работала психолог, А. П. Симонова.

Мы не можем, не должны давать каких-либо заключений для решения суда, не имеем права на проведение масштабных психологических экспертиз, которые здесь необходимы, сказал он. На вопрос почему все таки занялись этой работой, пояснил, что такая просьба поступила из суда и органов опеки Ягоднинского района, они проявили большую настойчивость. И приложили вопросы. Часть переговоров вела Е. И. Голоцван.

- Я был уверен, что за законность этих действий судья и орган опеки сами несут ответственность, предупредил, что эта работа за пределами нашей компетенции и уставных задач.

Однако 40-минутную беседу всё таки с Варей провели, и тут же выдали заключение.

Примечательно, что дело было в официальный выходной, в понедельник психологам, как было давно запланировано, надо было ехать в «Зеленый остров».
Но органы опеки и районный суд ждать не могли.

СУД ПРИЗНАЕТ ДОВОДЫ «НЕУБЕДИТЕЛЬНЫМИ»

В. И. Шпикерман предъявил этот факт в очередном суде за Варю как обстоятельство, по которому необходим пересмотр решения суда как основанного на доказательствах, которые, как ему стало известно, не могут быть таковыми.

Однако в ходе судебного заседания Ягоднинского районного суда органы опеки в лице Е. И. Голоцван настаивали на том, что «это личное мнение корреспондента», которое «ничем не обосновано и не соответствует действительности», и корреспонденту лишь бы «пошло в народ».

И суд соглашается с этим, написав в обосновании отказа о пересмотре прежних решений судов, что «ссылку Шпикермана В. И. …на сведения, ставшие известными журналисту от директора МОГБОУ «ППМС-центр» Симонова А.П. о том, что они не имели права давать какого-либо заключения по делу, но сделали это по настойчивой просьбе органов опеки и попечительства и районного суда Ягоднинского района, суд (всё тот же районный – прим. автора) признаёт неубедительными, ПОЛАГАЯ, что данные доводы основаны ЛИШЬ (выделено автором) на изложении событий с точки зрения автора этой статьи». Конец цитаты.

Однако, помимо диктофонной записи, подлинность которой суд при желании легко мог проверить, имеется и прямая речь директора Центра, подписанная им. И это тоже может быть проверено экспертизой, подпись поставлена лично, обычной ручкой, а на руках у заявителя и у меня, как автора статьи, – подлинники, оригиналы.

Таким образом изложенные в газетной публикации обстоятельства никак не могут быть лишь «ничем не подтвержденным» «изложением событий с точки зрения автора».

Это факты, прямые свидетельства, которые не могут не иметь значения при рассмотрении дела судом, который именно на основании этого «заключения психолога» принял решение, по которому Варя, по сути, лишена возможности видеться с дедом по материнской линии, не может проводить в Петербурге каникулы, как он просит, и вообще не имеет возможности общаться с родными, в семье которых выросла ее мама.

«Заключение» как аргумент, один из основных, постоянно фигурирует в этой истории. Это невозможно отрицать, потому что «заключение» именно в качестве основополагающего документа постоянно упоминается в самых различных документах, касающихся судьбы Вари.

Однако и областная коллегия Магаданского областного суда, как апелляционная инстанция, оставляет решение районного суда без изменений.

И в силу действующего законодательства они не обязаны отвечать, почему, на каком основании принимают те или иные решения. Потому что иначе невозможно избежать давления на судебную власть как, наряду и исполнительной и законодательной, одну из ветвей власти.

Вопрос только в том, для чего это безусловно необходимая свобода.

ПОЕЗДКА К «ПАПЕ» НА ЕГО «СВЕРХСЕКРЕТНУЮ И ВАЖНУЮ РАБОТУ»

Еще одним обстоятельством, ставшим известным родственникам Вари по материнской линии, стало документальное подтверждение того факта, что опекуны возили Варю на свидание к биологическому и лишенному родительских прав отцу, зверски убившему ее мать, в колонию строгого режима. Причем дважды, летом 2010 года и летом 2012.

Это подтверждается, в частности, справкой, полученной В.И. Шпикерманом по его запросу от прокуратуры региона, где расположена колония строгого режима.

Запрос в свою очередь был направлен потому что учителя, соседи Вари в крохотном Поселке, где в ее, например, классе всего 4 ученика, знали от Вари о том, что она навещала «папу» на его, по легенде опекунов, сверхсекретной и важной работе. А вот органы опеки якобы не знали.

Свидания стали возможны потому, что каким-то непостижимым образом администрация колонии не получила извещения о том, что осужденный лишен родительских прав, ему вступившим в силу решением суда запрещено видеться с ребенком. О чем опекунам, обязанным действовать в интересах ребенка, было хорошо известно.

«Согласно данных комнаты свиданий 09.07.2010 и 29.06.2012 осужденному Шарыпову предоставлялось длительное свидание с близкими родственниками /его родителями, по совместительству опекунами Вари/ и дочерью /Варей/ (выделено автором). Судебное решение о лишении родительских прав по данным прокуратуры ранее в исправительное учреждение не поступало, но направлено по результатам проведенной проверки и выявленных нарушений».

То есть нарушения в том числе с точки зрения прокуратуры, однозначно есть.

И людских, нравственных законов, и юридических.

ОСНОВНОЙ МЕТОД – ЦИНИЧНАЯ ИЗВОРОТЛИВОСТЬ И КРЮЧКОТОВОРСТВО

Владимир Иосифович, привыкший за эти годы к казуистике, циничной изворотливости противной стороны в аргументах при доказательстве сомнительных или откровенно ложных утверждений, их откровенном крючкотворстве, со своей стороны, Бог знает какими силами подавляя эмоции, приводит доводы исключительно юридические.

- Организуя общение моей внучки со своим сыном, опекуны злостно нарушают принятые в отношении Вари судебные решения. В кассационном определении судебной коллегии Магаданского областного суда от 21.12.2010 г. по заявлению опекунов об удочерении девочки (дело № 2-309/10, № 33-1334/10) указано (цитата курсивом): «Основание, по которому биологический отец был лишен родительских прав, по смыслу семейного законодательства, свидетельствует о невозможности его общения с Варей в целях защиты ее прав и интересов …», - говорит он.

- Во вступившем в законную силу решении Ягоднинского районного суда от 28.02.2011 г. (дело № 2 – 58/2011) по моему заявлении о признании решения управления образования Ягоднинского района, принятого актом от 22.11.2010 г. подлежащем отмене, сделан следующий вывод (цитата курсивом): «суд приходит к выводу, что основания, по которым биологический отец был лишен родительских прав, по смыслу Семейного законодательства свидетельствует о невозможности его общения с Варей, находящейся под опекой, в целях защиты ее прав и интересов».

Таким образом, законом (судебными постановлениями) однозначно установлено и конкретно указано, что общение биологического отца с Варей противоречит ее правам и интересам. Эти, вступившие в законную силу, судебные акты – прямой запрет на общение биологического отца с ребенком, которого он осиротил, он может быть отменен только вышестоящей судебной инстанцией.

Но указанные судебные акты отменены не были, а обеспечить неукоснительное выполнение запрета, соблюдение законных прав и интересов ребенка обязаны были опекуны. Вместо этого, уже после указанных судебных постановлений, хорошо опекунам известных, они вновь, уже второй раз, организуют встречу своего сына со своей подопечной в колонии строгого режима в Красноярском крае 29.06.2012 г.

А в соответствии с ч.3 ст.1481 СК РФ «Неисполнение решения суда является основанием для отстранения опекуна или попечителя от исполнения возложенных на них обязанностей».

Я настаивал и настаиваю на применение этой нормы Закона, отстранении опекунов и передаче Вари в мою семью.

«НЕГРАМОТНОСТЬ» И ПОВТОРЯЮЩАЯСЯ ИЗБИРАТЕЛЬНАЯ АМНЕЗИЯ

«Приемные родители», они же опекуны и по решению суда законные представители интересов осиротевшей девочки, со своей стороны на затребованные с них объяснения сослались на свою «юридическую неграмотность и непросвещенность» на то, что Варя соскучилась по «папе» (привязанность к которому ни все эти годы настойчиво и цинично формировали в ней), и очень просила ее свозить к нему, а также на то, что после отпуска они как-то «подзабыли», что возили ребенка в колонию к убийце, потому и не сказали об этом органам опеки.

Причем «подзабыли» дважды, в 2010 году и в 2012.

А еще ссылались на то, что по решению суда это ведь «папе» нельзя общаться с ребенком, а ребенку с убийцей, с их точки зрения, – можно. Разве нет? Ну, кто бы мог подумать.

«ДАННОЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВО»

Районный суд в свою очередь находит, что указанные факты, называемые в решении суда «данное обстоятельство», не могло бы существенно повлиять на принятое судом решение о том, что Варя по-прежнему будет жить в семье убийцы ее матери.

И постоянно, практически во всех документах, идет ссылка на заключение психолога, которое, утверждает директор Центра, где психолог работала, не могло быть выдано и не может являться основанием для каких бы то ни было решений судов.

Но является. И суды, в том числе областная коллегия Магаданского областного суда, ничего такого, что имеет существенное значение для судьбы сироты, в этом не видит.

ВОПИЮЩИЕ ФАКТЫ…

В. И. Шпикерман в свою очередь обращается за защитой интересов Вари не только в суд, но и во все другие инстанции и институты гражданского общества, в том числе к уполномоченному по правам ребенка в Магаданской области. Который, несмотря на постоянные попытки выяснить его позицию, в том числе автора статьи, месяцами безмолвствует.

Но, как и другие ответственные чиновники, не может отрицать переданных ему предельно аргументированных сведений, и вынужденно высказывается в том духе, что «вопросы к органам опеки, конечно, есть…».

Еще бы им не быть, когда факты вопиют сами за себя. А чиновники молчат. До поры до времени.

… И РЕАКЦИЯ НА НИХ

Что касается очередного обращения к губернатору области, то по его результатам в августе прошлого года, в частности, была назначена очередная служебная проверка, приказом департамента образования администрации области создана комиссия. По результатам ее работы, сообщается в письме врио заместителя губернатора от 23 апреля 2013 года, «в целях недопущения конфликта интересов на муниципальной службе …предложено отстранить Голоцван Е.И., специалиста отдела опеки по осуществлению работы с семьей опекунов», и в настоящее время работу с семьей, где проживает Варя, осуществляет другой специалист, утверждается в том же письме.

Кроме того, сообщается, что «отделу опеки и попечительства управления образования Ягоднинского района рекомендовано прекратить практику передачи ребенку подарков от имени отца, лишенного родительских прав».

На что представитель опекунов, ранее ссылавшихся на свою юридическую безграмотность, в ходе очередного судебного заседания, инициированного дедом по материнской линии В. И. Шпикерманом в защиту интересов своей осиротевшей внучки, заявил, что «рекомендации может давать кто угодно, им можно следовать или не следовать». А еще заявил, что «ребенок в ходе своей повседневной жизни может общаться со сверстниками, учителями, с посторонними любыми лицами. И, соответственно, /биологический отец/, лишенный родительских прав, по сути, в силу закона (выделено автором) является таким же обычным (выделено автором) посторонним лицом. И потому общаться с ней не в качестве родителя он в принципе может. Так как это не запрещено законом, а что не запрещено, у нас разрешено». Конец цитаты.

Да, соглашается суд, «в законодательстве РФ не имеется норм, которые бы категорично и безусловно содержали запрет на общение ребенка с лишенным родительских прав в отношении него родителем».

Запрет на общение биологического отца с ребенком при этом игнорируется. Видимо, осужденный во время этого длительного свидания запрет строго соблюдал, и с ребенком в тюремной «комнате свиданий», куда привезли девочку опекуны, ни за что не общался.

Так или иначе, суд, как вы помните, дед по материнской линии проиграл. В том числе апелляционный Магаданский областной.

Получается, дорога к ребенку убийце, семейному насильнику открыта? Через его родителей, нынешних опекунов сироты, - однозначно да.

А также к ее наследству.

Правда, областная коллегия, отказав Шпикерману в его очередном иске, после оглашения своего решения настойчиво пригласила присутствующих в открытом судебном заседании задержаться. Чтобы огласить еще одну бумагу, в которой коллегия указала опекунам на недопустимость их действий.

То есть после нарушения вступившего в силу решения суда сделала такое вот замечание. По-моему, это все равно что преступнику за то же самое, за что в первый раз была тюрьма, во второй раз пальцем погрозить: ну не хорошо же, право слово…

ИМУЩЕСТВЕННЫЕ ПРАВА СИРОТЫ

Опекуны, как известно, обязаны заботиться в том числе об имущественных интересах ребенка.

Однако от алиментов, которые Варе обязан платить убийца ее матери как пострадавшей от этого убийства стороне, опекуны отказались. Не имея на то никакого права, даже если сейчас их доходов хватало бы на содержание девочки, ее обучение, развитие. Потому что сбережения сироте, лишенной не только ласки родителей, но и их материальной поддержки, лишними не могут быть, ребенку надо как-то жить и достигнув совершеннолетия, и она не должна зависеть от перипетий судьбы пожилых опекунов. Но для них важнее «скостить» долг своего сына, дать ему таким образом дополнительный шанс на условно-досрочное освобождение, вообще поддержать в том числе рублем. За счет сиротских денег, которые они отняли у сироты и переложили в карман своему сыну-убийце.

Не предпринимали опекуны каких-либо действий и для сохранения другого имущества Вари, например, машины, о сохранности которой для себя убийца, готовясь к преступлению, позаботился, попытавшись надежно спрятать.

РАСТЛЕВАЮЩАЯ АТМОСФЕРА ЛЖИ

Между тем девочка растёт, и ее все сложнее убедить в изобретаемых опекунами легендах. Часть правды ей открывается, со временем всё большая, в результате, чтобы сохранить контроль над Варей, свою власть над ней, ее принуждают постоянно лгать.

- Из акта от 13.04.2011 г., подписанном Е.И. Голоцван, следует, что в беседе Варя сообщает, что она «папу видела давно, когда была еще совсем маленькой, плохо его помнит, он ей не пишет и не звонит». Эти слова восьмилетняя девочка с хорошей памятью произносит всего через несколько месяцев после встречи со своим биологическим отцом летом 2010 г., когда опекуны, всеми силами препятствовавшие тому, чтобы Варя провела каникулы в нашей семье в Петербурге, возили ее к нему на свидание в колонию строгого режима. При этом, как указано в Акте, она хорошо помнит купание в море во время того же отпуска 2010 г. и во время предыдущего отпуска 2008 г. Из этих фактов однозначно следует, что опекуны заставили ребенка врать. Но как понять девочке, что она должна скрывать от окружающих, что она встречается с папой? Привычка ко лжи развращает и растлевает ребенка. Воспитание лживостью – прямой путь к правонарушениям в будущем. Именно в такой среде воспитывался сын нынешних опекунов, ставший впоследствии преступником, - говорит Владимир Иосифович.

- Родители убийцы не только принуждают ребенка ко лжи, они оказывают на нее постоянное психологическое давление, и руководствуются при этом исключительно интересами своего сына-убийцы. Опекуны, с одной стороны, всеми силами воспитывают в ребенке привязанность к нему, в том числе за счет подарков, которые он якобы постоянно передает ей, в силу своей сверхсекретной и важной работы не имея возможности связаться с ней. С другой - препятствуют тому, чтобы у нее оставалась связь с родными по линии убитой матери, диктуют ей, что думать, что говорить, возможно – вопреки тому, что она чувствует сама.

Во время наших телефонных разговоров с внучкой я слышу, как Варя сначала медленно повторяет мой вопрос вслух, и только потом, после паузы, отвечает на него. Это касается буквально каждого вопроса, о чем бы он ни был: об успеваемости, общении с ребятами, увлечениях, любой другой.

Не надо быть специалистом в области психологии, чтобы понимать, какой вред психологическому и нравственному развитию ребенка наносит постоянное, непрерывное принуждение ко лжи. И это при том, что тотальный контроль со стороны опекунов обусловлен исключительно их заботой об интересах их сына, постоянно вступающих в прямое противоречие с интересами опекаемого ребенка.

МАЛЕНЬКАЯ ЛОЖЬ ВЛЕЧЕТ ЗА СОБОЙ БОЛЬШУЮ, И ТАК - ДО БЕСКОНЕЧНОСТИ

Напомню, что все это время органы опеки в лице Е.И. Голоцван на заявление В.И. Шпикермана о том, что осужденный за убийство и лишенный родительских биологический отец стараниями опекунов продолжает общаться с осиротевшим в результате его действий Варей в официальных бумагах утверждают, что все это лишь предположения В.И. Шпикермана, «безосновательные», как они настаивают, и не «подтвержденные фактами».

По утверждению органов опеки, в том числе в официальных бумагах, не существует никакого конфликта интересов между опекунами, родителями убийцы, и опекаемым ребенком. Это утверждается, в частности, в акте за 2011 год, в то время, когда соседи, учителя знают, что Варю возили в колонию. На том же органы опеки настаивают в 2012 году, вплоть до того времени, пока факт поездки Вари в колонию уже невозможно отрицать из-за официального ответа прокуратуры.

ДОКАЗАННЫЙ ИСТОРИЕЙ АЛГОРИТМ ДВИЖЕНИЯ ОТ ПРАВОСУДИЯ К САМОСУДУ

В последнее время в Магадане прокатилась целая волна оправдательных приговоров, вынесенных судом присяжных в условиях, когда, утверждают специалисты, собрана полная доказательная база, и от профессиональных судей по подобным делам подозреваемые уходят за решетку ни на один десяток лет.

Присяжные точно также, как и профессиональные судьи, не обязаны объяснять, почему они вынесли тот или иной вердикт. Но все мы – люди, и в разных аудиториях высказываются и те, и другие.

- А я не верю в правосудие, - объяснил своё игнорирование, казалось бы, однозначно доказанных фактов один из присяжных. – Нет у меня веры, что все это не сфабриковано, и всё тут.

- Вот пусть они теперь с этим и живут, - в минуту безысходного отчаяния сказал в свою очередь вконец измотанный следователь, который во время работы по этому чудовищному делу, скрупулезному сбору доказательств и изучению леденящих душу подробностей ни раз доходил до состояния, при котором и до инфаркта недалеко.

Но живём с этим все мы. И, показывает история, если нет правосудия, то это прямой путь к самосуду.

Хочется верить, что до этого далеко. Но совершенно определенно можно сказать, что Закон предоставляет полную независимость судьям не для того, чтобы они обрекали ребенка на общение с его биологическим отцом, лишенным родительским прав за заранее спланированное, до мелочей продуманное зверское убийство его матери, обрекало на жизнь и взросление в семье, вырастившей его, и сейчас принуждающей девочку ежесекундно лгать самой, контролируя каждое свое слово, и изо дня в день, из года в год жить в атмосфере, пропитанной, отравленной ложью.

ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ

Что касается продолжения этой истории, то сейчас дед по материнской линии, добиваясь возможности воспитывать свою осиротевшую внучку, ждет, пока подойдет очередь его заявления в Европейский суд по правам человека. Потому что уверен - у Вари есть право жить в семье его матери, а не в семье убийцы. Которые за счет длинной цепочки лжи и разного рода махинаций оказались и продолжают оставаться опекунами и, вдумайтесь, законными представителями интересов ребенка.

Елена ВОДОЛАЖСКАЯ-КОЛЕСНИКОВА.

Новость отредактировал: Elena - (28-08-2013, 15:07)

Внимание! Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Аватар пользователя AntonyVOR
  • AntonyVOR
  • 27 октября 2015 16:07
  • Группа Гости
  • Новостей: 0
  • Комментариев: 0
Здарова!

надежные брокеры бинарных опционов отзывы
бинарные опционы 2015 отзывы

http://zareformu.ru/kak-torgovat-na-novostyah-binarnymi-opcionami-video.php
Аватар пользователя asusednhdt8t
  • asusednhdt8t
  • 26 июля 2016 04:23
  • Группа Гости
  • Новостей: 0
  • Комментариев: 0
Информация Комментировать статьи на нашем сайте возможно только в течении 10 дней со дня публикации.

Вопрос недели

В региональное отделение ОНФ поступают звонки магаданцев о том, что в их платежках от управляющих организаций появился ещё один получатель средств: ООО «Расчетно-кассовый центр».

Эксперты ОНФ предупреждают жителей, что одностороннее изменение условий оплаты со стороны УО «РЭУ 3» и ООО «Любимый город наш», любых иных УО противоречит законодательству.
Кроме того, на сегодня нет достоверных подтверждений того, что ООО «РКЦ» прошёл установленную законом процедуру регистрации.
Свои рекомендации жителям о том, что делать в этой ситуации, эксперты регионального отделения направят в СМИ в ближайшее время.